KALEVALA
Образы Калевалы
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"КАЛЕВАЛА"
Юрия Люкшина

Экслибрисы Юрия Люкшина

Сейчас уже невозможно представить, что каких-нибудь десять-пятнадцать лет назад просто не существовало всего того, что помещено в нашей подборке. А ведь это только небольшая часть из созданного за эти годы большим мастером из Петербурга по мотивам "Калевалы". Видимо, есть в изобразительном искусстве своеобразная преемственность в продолжении новаторских идей, даже если между предшественником и последователем была значительная временная пауза. Так, идеи, открытия в новой интерпретации неисчерпаемой "Калевалы", которые возникли в первой половине XX века у выдающегося художника Павла Филонова, нашли свое логичное завершение на исходе столетия в творчестве в чем-то на него похожего мастера, нашего современника. Вероятно, не случайным является и тот факт, что оба новатора принадлежат к петербургской школе.

Выбор пал на Юрия Люкшина по внешним признакам вроде бы случайно.

Часто бывая в Петрозаводске, художник просто не мог не обратить внимание на своеобразный культ "Калевалы". Но это поклонение уникальному литературному произведению лишь ускорило процесс созревания идеи погрузиться в неисчерпаемые глубины эпоса, кладезя народной мудрости, Юрий Люкшин к тому времени был готов к решению столь глобальной творческой задачи. Казалось, сама судьба направила стопы художника в нужном направлении.

Юрий Люкшин приступил к графическому прочтению "Калевалы" в год, когда во всем мире отмечалось 150-летие ее первой публикации. Великое народное творение, которое облек в блистательную литературную форму Элиас Леннрот (1802-1884), к тому времени обогатилось многочисленными художественными интерпретациями. Этот факт нисколько не повлиял на решение петербуржца, поскольку у Юрия Люкшина уже выкристаллизовалось собственное представление о художественном и философском, поэтическом и историческом мире "Калевалы".

Уже первые книжные иллюстрации и станковые работы Юрия Люкшина из калевальского цикла привлекли самое пристальное внимание искусствоведов и ценителей искусства графики. Глядя на это буйство красок и неудержимой фантазии мастера, стало ясно, что появился небывалый интерпретатор глубинных философских пластов, заключенных в 50 рунах уникального творения.

Юрий Люкшин изначально выбрал исключительно плодотворный подход в прочтении "Калевалы", всеми фибрами тонкой души художника ощутив, что перед ним и эпос, и поэма. Много художнику дало и осознание уникальности "Калевалы", как родоначальницы финского языка.

Много размышлений вызывает признание на сей счет самого художника: "Для меня "Калевала" - это тропа узнавания голосов предков, голосов Мира Первообразного, песнь, заклинание, молитва Мировому Духу Рода Человеческого.

В этом скрытая музыка рун. Воды дали Вечное дыхание Жизни. Музыка рун "Калевалы" - это музыка Вод. Древние поэты - рунопевцы - это, как правило, дети водных берегов...

"Из Воды пошли мне силы,
Много сил Вода имеет..." -

таковы слова Вечного - старца-рунопевца Вяйно (Вяйнямейнена). Не случайно, что многие великие поэты и сказители были слепцами: Гомер, Мильтон, Перттунен. В сознании слепого поэта происходит обострение внутренней сути Внешнего Мира. Они видят глубинный мир Бытия Человеческого через природу, музыку Слова-Первообраза, Слова-Знака, Слова-Заклинания.

Беспредельна фантастика и поэзия рун. От них так и веет мощным духом первобытно- мифологического Творчества. Структура поэзии требует обращения к цвету, цветообразу Действие поэзии рун происходит в полихромном пространстве поля бумаги, холста, стены...

Дети и старики живут песнями эпоса "Калевалы". Для первых - это узнавание мира, для вторых - Прозрение Мира. В простой и мудрой схеме - вечная борьба Добра и Зла, предначертанье всей жизни Мира. Поэзия "Калевалы" творит из этой схемы сплав, магический сплав фантазии и реальности.

Эти размышления творца в полной мере объясняют, почему именно Юрию Люкшину удалось сказать столь веское и новое слово в пластическом раскрытии поэтики и философии легендарной "Калевалы". Чрезвычайная отзывчивость русской души на все великое и прекрасное в мировой истории явила миру еще один потрясающий пример - ведь калевальский цикл Юрия Люкшина и в количественном смысле будоражит воображение, насчитывая уже более 150 выдающихся работ!

Приступая к созданию экслибрисного цикла по мотивам "Калевалы". Юрий Константинович Люкшин абсолютно перестроил не только стиль, манеру, но и технические приемы. Это можно заметить даже при таком значительном уменьшении масштаба экслибрисов.

Как видим, все воспроизведенные экслибрисы Юрия Люкшина адресованы одному книголюбу - Пекка Хейккила. Этот известный коллекционер, житель небольшого финского города Таммела, большой знаток искусства экслибриса и горячий пропагандист "Калевалы", в своих статьях сетует, что молодое поколение его земляков утратило серьезный интерес к своему национальному эпосу Вряд ли можно согласиться с таким выводом финского коллеги. Уже один факт говорит о многом: каждый год в Финляндии отмечается государственный праздник - национальный день "Калевалы". Ни один мировой шедевр литературный не удостоен такой высокой чести!

Нельзя также забывать, что с момента появления "Калевалы" в свет 165 лет тому назад, финны заговорили языком этого эпоса. Скажу больше: "Калевала" навечно закрепила финский язык, укрепила рост национального самосознания народа Суоми и была знаковым явлением в определении суверенитета Финляндии. Все это тоже факты уникальные в мировой культуре.

Возвращаясь к Пекка Хейккила, особо отметим, что этот инженер по профессии и пропагандист национального достояния своей Родины по призванию, очень много делает для того, чтобы "Калевала" была прочитана и оценена по достоинству во всем мире. И надо признать, что в достижении этой цели финский коллекционер здорово преуспел.

Незаменимым помощником в этой благородной миссии Пекка Хейккила служит экслибрис. Именно по инициативе коллекционера из Таммелы десятки художников из многих стран создали великолепные книжные знаки по мотивам "Калевалы". Особенно отрадно, что Пекка Хейккила сумел привлечь к работе над калевальской тематикой таких выдающихся мастеров искусства графики XX столетия, как Эвальд Окас, Михаил Верхоланцев, Владислав Станишевский, Владимир Верещагин, Константин Калинович, Геннадий Верещагин, Юрий Люкшин... Когда-нибудь земляки Пекка Хейккила, которому в этом году исполняется 60 лет, в полной мере оценят этот подвиг скромного инженера из Таммелы. Тем более, что увлеченный собиратель и теоретически пропагандирует любимую "Калевалу", часто выступая с аналитическими статьями на эту тему.

Юрий Люкшин в полной мере оценил сверхзадачу Пекка Хейккила, поэтому и воплотил так блистательно в своих экслибрисах по мотивам "Калевалы" все, что любит в этом произведении незаурядный финский подвижник.

Разумеется, ценителям изобразительного искусства Финляндии хорошо знакомо имя создателя уникальной графической и живописной "Калевалы". В Хельсинки была показана персональная выставка Юрия Константиновича Люкшина и выпущен на высоком полиграфическом уровне альбом русского художника "Калевала".

Журнал "Полиграфист и издатель" впервые выпускает в свет значительную часть экслибрисов Юрия Люкшина по мотивам "Калевалы". Художник задумал серию из пятидесяти экслибрисов на сюжеты всех 50 рун, составивших великий эпос. Чтобы у читателей сложилось достаточно полное представление о многоаспектности "калевальского" творчества выдающегося мастера из Санкт-Петербурга, помещаем некоторые монументальные станковые листы Ю.К. Люкшина, исключительно мощно отразившие многолетние размышления большого художника над бессмертными образами "Калевалы".

Виталий Бакуменко
"Полиграфист и издатель" N12 2000