KALEVALA
Кантелетар
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Сестра "Калевалы"

В вековой полемике ученых - что такое "Калевала": подлинно народный эпос или продукт личного творчества Леннрота, "Кантелетар" оставался в тени, хотя составитель пользовался одними и теми же принципами и в том и в другом случае. Он исходил из идеи, высказанной уже до него, что все варианты устно-поэтического произведения восходят к одному источнику. Сравнивая варианты одного сюжета между собой, можно создать цельное и более полное поэтическое произведение, состоящее из лучших составных частей разных вариантов. По выражению Кауконена, Леннрот создал свой миф о существовании когда-то в древности "калевальского" племени с его историческими героями, о подвигах которых повествовали эпические песни. Однако наука не подтвердила реальность построения Леннрота. Но оно позволило ему создать "Калевалу". Он счел себя вправе объединить все лучшее в эстетическом отношении и богатые по содержанию руны в единой сюжетной канве, связать и такие события и героев, которые в народной традиции между собой не связаны. Он сознательно следовал тенденции лучших рунопевцев, таких, как Архиппа Перттунен и Онтрей Малинен, стремившихся к созданию "малых эпосов", контаминируя отдельные эпические песни.

Кауконен, проделавший колоссальную работу по выявлению фольклорных истоков каждого стиха "Калевалы" и "Кантелетар", с полным правом заявляет: "Как "Калевала" не является собранием народных эпических рун, так и "Кантелетар" не является, по причине переложений Леннрота, собранием подлинных народных песен, исполняемых народными певцами". Для исследования собственно устной поэзии карел и финнов ни "Калевала", ни "Кантелетар" не годятся. Но несмотря на то что они несут на себе отпечаток личного творчества Леннрота (прежде всего в области сюжетообразования и композиции), было бы неправильно считать их созданиями только индивидуального гения. Величие этих произведений именно в том, что они по сути своей являются народными. Максим Горький в знаменитой статье "Разрушение личности" (1909) писал: "Мощь коллективного творчества всего ярче доказывается тем, что на протяжении сотен веков индивидуальное творчество не создало ничего равного "Илиаде" или "Калевале"..."

Что касается "Калевалы", то все полевые записи, послужившие материалом для Леннрота, сохранились. Установлено, что 33% стихов эпоса Леннрот сохранил в том виде, как они были записаны от рунопевцев. В 64% стихов он унифицировал язык и стиль, стремясь сделать эпос более доступным широкому читателю, и лишь 3% стихов сочинены для связок самим Леннротом, по праву поэта-певца, как он сам считал. Современник Леннрота Август Алквист писал в 1884 году, уже после смерти создателя "Калевалы", что он приравнял себя к народным певцам и что у него было такое же чувство красоты в отношении народной поэзии, как у лучших рунопевцев. Он не был плодовит как сочинитель, замечает Алквист, но и это было благом.

О праве Леннрота на выбранный им метод создания своих законченных композиций из материалов народной поэзии спорили, начиная с выхода в свет "Калевалы" и "Кантелетар", спор продолжался и в нашем веке. Было время, когда Леннрота равняли с Макферсоном или, наоборот, - считали его только переписчиком. Но несмотря на личный вклад Леннрота, народная сущность национального эпоса "Калевалы", так же, как и песен "Кантелетар", бесспорна. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что обе эти книги, с распространением грамотности, вернулись к своим истокам - в среду народа, носителя поэтической калевальской традиции, и стали подлинно народными книгами. Уже в конце XIX века собиратели стали обнаруживать, что некоторые эпические песни, которые исполнители считали исконно традиционными, на самом деле выучены из "Калевалы". Сборник песен "Кантелетар" стал особенно популярным там, где еще продолжала жить древняя традиция калевальской лирики.

При составлении "Кантелетар" Леннрот придерживался трех принципов: песни должны были быть подлинно народными, эстетически совершенными и исконными. Из множества вариантов он стремился выбрать "самую красивую и лучшую песню", признавая при этом, что, возможно, не всегда его выбор был самым лучшим и новый составитель в будущем, как он надеялся, преуспеет в этом лучше, чем он. Кроме эстетических критериев отбора, у Леннрота был еще и генетический подход: он стремился представить песни в их первоначальном, по его разумению, виде. Дело в том, что в народном бытовании песни часто контаминируются, а принципы и причины контаминации для собирателей чаще всего непонятны, и поэтому факт контаминации может показаться случайным. Так подходил к песням и Леннрот, находя соединение разных песен в одно целое нелогичным и необоснованным. По существу, генетический подход по Леннроту сводился к созданию логической стройности песен, как ее понимал составитель. В то же время он создавал, правда исключительно из народного песенного материала, свои композиции. Как свидетельствует Кауконен, в первой и второй книгах "Кантелетар" имеется несколько десятков песен, которые вообще не подвергались обработке, в некоторых из них встречаются лишь дополнения в несколько строк, взятые из других вариантов песни. Но обычными в сборнике являются соединения близких по содержанию песен в единое гармоническое целое.