KALEVALA
Кантелетар
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Сестра "Калевалы"

Иногда в одной песне "Кантелетар" можно найти строки из 10 - 15 песен. В некоторых случаях даже самое тщательное исследование бессильно найти те народные песни, из которых Леннрот построил свой коллаж. Но, как отмечает Кауконен, у Леннрота всегда была определенная эстетическая задача. Для примера можно привести песню N 211 "Разошлась по свету радость" из второй книги "Кантелетар" . Исходным материалом, подсказавшим составителю тему этой довольно длинной песни, были варианты следующей незатейливой песенки (в подстрочном переводе):

Певала я раньше, ребенком, 
языком играла в юности, 
но теперь без денег не пою, 
без золота рта не раскрою.

В лирическом "я" песни Леннрот увидел старую несчастную женщину, которая упоминает о золоте только ради жалкого бахвальства, чтобы подняться в глазах презирающих ее людей. Леннрот вжился в роль этой женщины и совершенно в народном духе создал ей биографию: противопоставил ее теперешней жизни счастливую безоблачную пору детства и юности. Как и в этом случае, Леннрот всегда стремился придать народной песне определенную идею и ее лирическому герою - осязаемые черты.

Так родилась из нескольких строк народной песни в результате поэтического воображения Леннрота и одна из лучших песен "Кантелетар" - "Здесь, вот здесь прошел мой милый" (I книга, N 174). Очень популярной в народе стала песня "Кантелетар" "Ох-ох, милый дом, родимый!" (I книга, N 75). Варианты подобной народной песни нигде не обнаружены. Кауконен показал, что эта песня сложена Леннротом из народных пословиц калевальского размера, в которых противопоставляется родное и чужое. Продуктом личного творчества Леннрота является и первая песня сборника "Чудесное кантеле", представляющая собою как бы монолог покровительницы кантеле - Кантелетар и раскрывающая основную тональность всей калевальской лирики.

Леннрот не скрывал своего метода, а, наоборот, неоднократно разъяснял его в публичных статьях. Так, например, в газете "Хельсингфорс Моргонблад" за 1843 год он подробно рассказал, как была им составлена песня "Если б милый появился" (II книга, N 43; вариант N 42, строки 19 40), ставшая уже до "Кантелетар" известной в Европе благодаря переводам на многие языки. Здесь уместно коротко остановиться на истории популярности этой песни. Переведенная поэтом Франсеном на шведский, эта песня привлекла внимание путешествовавших по Финляндии шведа А.Ф.. Шельдебранда и итальянского музыканта Джузеппе Ачерби и вскоре была переведена на несколько европейских языков. Ачерби писал в 1802 году по поводу этой песни: "На ней лежит печать безыскусственности, сильного чувства, смелости поэтических образов, каковых просвещенный ум подчас напрасно добивается. Для творения неграмотной девушки это удивительное достижение... Страсть финской Сапфо, девы снега и льда, пылает так же жарко, как и у поэтессы острова Лесбос". В 1810 году эту песню обнаружил Гете в книге Шельдебранда и сделал свой перевод на немецкий под названием "финская песня" и таким образом ввел в мировую поэзию. Этой песне исключительно повезло в отношении количества переводов. Уже в середине XIX века стокгольмский чиновник, любитель поэзии Цеттерквист собрал 467 переводов песни на разные языки мира, в их числе на древнегреческий и санскрит (на русском языке эта песня под названием "Коль пришел бы мой желанный" вышла впервые в 1917 году в переводе Валерия Брюсова).

Следовательно, Леннрот не случайно завел разговор именно об этой песне в 1843 году. финской читающей публике песня была ранее известна по одному из вариантов, опубликованных в сборнике народных рун Топелиуса-старшего, кстати сказать, указавшего в свое время Леннроту направление, где следует искать калевальские эпические песни, в Карелию на "русской стороне". По мнению Леннрота, вариант Топелиуса состоит из элементов разных народных песен, все они использованы в "Кантелетар", но в других связях. Леннрот же ориентировался на новые записи народных вариантов, среди которых встречались в художественном отношении более совершенные по сравнению с ранее публиковавшимися. Песня "Если б милый появился" стоит особняком в карело-финской народной лирике. Она своей неприкрытой страстностью бросала вызов принятым нормам морали: чувственные порывы, по ее канонам, следовало глубоко прятать. Песня получила широкое распространение по всей территории с финским и карельским населением. Ее исключительность до сих пор занимает умы исследователей. Из всех вариантов, насчитывающих более 150, наиболее типичным считается следующий. Приведем его здесь в подстрочном переводе для сравнения с текстами Леннрота (II книга, N42, 43);

Если бы пришел мой желанный,
ранее встречаемый явился,
ему бы руку протянула,
будь у него змея на ладони,
к его устам бы я прильнула,
будь у него губы в волчьей крови,
на шее бы повисла,
будь даже калма у него на шее,
и улеглась бы рядом с ним,
будь его ложе наполнено кровью.

Народные варианты короткие 8-10 строк, у Леннрота же основная часть занимает 20 строк, к которым он еще присоединил своего рода "опровержение" выше сказанного - 8 строк N 43). Самозабвенный порыв любовной страсти, характерный для лучших народных вариантов песни, у Леннрота сглажен и разбавлен многословием. В данном случае это вызвано существовавшими в то время нормами морали, которых Леннрот не мог не придерживаться.

Встает вопрос, как соотносятся песни "Кантелетар" в редакции Леннрота и их народные прототипы. По духу, по общей тональности, так же, как по особенностям репертуара, между песнями "Кантелетар" и записанными непосредственно от народных певцов нет принципиальной разницы. Как уже подчеркивалось, Леннрот был непревзойденным знатоком карельской и финской поэтической традиции и вжился в ее эстетику так, что не отличал себя от народных певцов. В предисловии к "Кантелетар" впервые была дана развернутая характеристика лирики финского и карельского народов, для которой свойственны, как подчеркнул Леннрот, чувства одиночества и грусти. Вообще элегические песни - песни-жалобы, песни- сетования, близкие по содержанию плачам, уходят своими корнями в глубокую древность. Мы часто встречаем в этих песнях образ девушки-сироты или одинокой старой женщины, и вообще, женский взгляд на мир является в лирике преобладающим, хотя имеются и мужские песни. Собственно любовная лирика еще мало распространена, зато многочисленны песни, воспевающие материнскую любовь и любовь к матери. Авторами их несомненно были матери, выражавшие в колыбельных песнях свои сокровенные чувства; женщины, выданные замуж на чужую сторону и в песнях с нежностью вспоминавшие отчий дом; девушки-сироты, особенно остро чувствовавшие лишение материнской любви. Сиротство, одиночество большей частью являются выражением социальной обездоленности: лирическое "я" песен не просто осиротевшая девушка, а бедная батрачка или пастушка (обычный удел маленьких сирот); не вообще страдающий от одиночества человек, а бедная вдова или презираемая всеми бобылка.

Пользуясь реалистическими образами, взятыми из повседневной жизни, лирика в целом создает богатый и разнообразный переживаниями внутренний мир простого труженика, в который вмещается и любовная грусть, и благодарность матери, и возвеличенье мира между государствами.