KALEVALA
Калевала и дети
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Богатый пир готовит старая Лоухи, хозяйка вечно мрачной Похъелы.

Пусть увидит жених, что из знатного дома, из славного рода берет он жену.

Много гостей будет на свадебном пиру. Чтобы всех накормить, надо целого быка зажарить.

Выбрала старуха Лоухи быка не большего и не маленького: рога у него без малого сто сажен, касатка с одного его рога на другой весь день летит, ласочка вокруг его шеи семь дней бежит, белка от головы до хвоста целый месяц скачет.

Тысяча храбрецов вели этого быка в Похъелу.

Привели - и не знают, что с ним делать. Никто не берется его зарезать - ни старики, ни юноши, ни те, кто достиг середины жизни.

Пасется себе бык на поляне и щиплет траву - мордой земли касается, спиной тучи задевает. А если кто подойдет к нему, он только глянет черным глазом и уже со всех ног бежит смельчак, в кусты прячется, на дерево залезает.

Кто же зарежет свадебного быка? Где найдется такой герой?

Ищут его в лесах прекрасной Карелии, и на просторных полях Суоми, и в суровом краю шведов, и в ласковой земле русских, ищут и нигде не находят.

И вдруг вышел из прозрачных волн, поднялся на синий хребет моря старый муж, сильный богатырь.

Кулак у него железный, на голове вместо шапки - скала, на ногах - каменные утесы.

Без страха подошел великан к быку и одним ударом воткнул нож в бычью шею.

Как подкошенный повалился бык на землю.

Бык большой, а всего только и получилось, что сто ушатов мяса, сто сажен колбасы да шесть бочек жиру. Много ли это для веселой свадьбы, для богатого пира!

Да и какой же это пир, если нет на столе пива!

Стала хозяйка Похъелы готовить веселый напиток.

Чтобы пиво сварить, вода нужна.

Выкатила хозяйка Похъелы котел - не большой и не маленький - и велела своим работницам носить воду.

Родники иссякли и колодец опустел, пока доверху наполнили этот котел.

Воды много, да из одной воды нива ведь не сваришь!

Насыпала хозяйка Похъелы в воду ячменных зерен, бросила в котел головки хмеля. Пусть веселым будет напиток, пусть пенится славное пиво!

Для того, чтобы пиво сварить, жаркий огонь нужен.

Принялась хозяйка Похъелы рубить деревья. Столько дров наготовила, что леса поредели. А костер сложила такой, что до самого неба поднялся черный дым.

Потом поставила котел на огонь и закрыла крышкой, - чтобы лучше варился добрый напиток.

Три дня и три ночи прошло, но не бродит пиво, не пенится молодое.

"Что бы еще в котел прибавить?" думает старая Лоухи.

Увидела она на полу щенку, потерла ее в ладонях - и вдруг выбежала на середину избы пушистая белка.

Говорит ей хозяйка Похъелы:

- Веселая белка, лесная шалунья, беги скорее в зеленую чашу, принеси мне еловые шишки, собери сосновые иглы.

Побежала белка в лес. Набрала полные лапки еловых шишек, целую охапку сосновых игл и принесла хозяйке Похъелы.

Бросила старуха Лоухи шишки и душистые сосновые иглы в свадебное питье, но не бродит молодое пиво, не пенится зо- лотистое.

Опять хлопочет у котла хозяйка Похъелы, то одно подбавит, то другое.

И вдруг видит - лежит на полу лучинка. Подняла ее старуха Лоухи, потерла в руках - и выбежала на середину избы желтая куница.

Говорит ей хозяйка Похъелы:

- Золотая куница, проворный зверек, беги скорее в медвежью берлогу, принеси мне пены из медвежьей пасти.

Пробралась куница в медвежью берлогу, сняла лапками с мед- вежьей пасти пушистую пену и принесла старухе.

Бросипа старуха эту пену в котел с пивом, но по-прежнему не бродит напиток мужей.

Опять думает старуха:

"Что же еще в котел прибавить? Что еще сделать, чтобы пенилось золотое пиво, чтобы искрилось веселое?"

Видит старая Лоухи - лежит на полу стручок. Подняла она его с пола, потерла в ладонях - и вылетела из стручка пчелка. Говорит ей старуха Лоухи:

- Пчелка, золотая птичка, лети скорее на зеленые луга, принеси мне соку медовых трав, принеси меду душистых цветов.

Быстро полетела пчелка. Собрала в золотых цветочных чашеч- ках душистый мед, обмакнула крылышки в сладкий цветочный сок и возвратилась назад. \

И вот бросила хозяйка Похъелы в котел каплю меда. Забродило, заиграло молодое пиво. До самых краев поднялась легкая пена, золотой струей выплеснулась из котла веселая брага.

Стали разливать пиво в дубовые бочки. Бочки железными обручами опоясали, медными втулками заткнули и спрятали в землю, в глубокий погреб, - пусть стоят до свадебного пира!

Немного времени прошло - и зашумело, зашипело в бочках молодое пиво:

- Не хочу стоять в темном погребе! Нет мне здесь ни почета, ни славы. Мое место за веселым столом. Хочу гулять я по кружкам, чтобы гости хвалили меня и пели бы в мою честь песни!

Стали хозяева искать певца, чтобы прославил он песнями мо- лодое пиво. Принесли в погреб лосося, принесли щуку. Но не дело лосося распевать песни, да и щука не мастерица петь.

А пиво сердится, шумит:

- Коли не найдете искусного певца, разорву я все обручи на бочках, вышибу крепкое дно!

Испугалась хозяйка Похъелы. Кликнула она свою работницу и говорит ей:

- Иди скорее, зови гостей на добрый пир, на веселую свадьбу. Весь народ Похъелы зови - всех бедных и нищих, всех слепых и немощных. Хромых вези на конях, калек вези в санях. Зови всех сынов Калевалы. А раньше всех - старого, мудрого Вяйнемейнена. Без его песен не будет на пиру веселья! Только смотри не зови удалого Лемминкайнена - нет для него места за свадебным столом!

Спрашивает хозяйку работница:

- Почему же не звать молодого Лемминкайнена?

Отвечает ей хозяйка Похъелы:

- Потому его не зови, что затеет он на веселом пиру драку, всех стариков на смех поднимет, девушек насмерть запугает.

И вот пошла работница по шести дорогам, по восьми тропинкам звать народ на свадебный пир.

Все дома обходит, всех встречных зовет, только не позвала она удалого охотника, молодого Лемминкайнена.