KALEVALA
Калевала и дети
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Много раз поднималось в небе золотое солнце, много раз исходил серебряный месяц и зажигались яркие звезды, но все такой же, как в первый день, была земля песок да камень, камень да песок.

"Как же засеять эту мертвую землю? думает Вяйнемейнен. Кто бросит в нее живые семена?"

И только подумал, а к нему уже идет крошечный мальчик с сумкой через плечо.

- Кто такой? удивился Вяйнемейнен.

- Меня зовут Сампса Пеллервойнен, - отвечал мальчик. Я пришел помочь тебе, принес семена, чтобы засеять эту землю.

Достал он из сумки горсть семян и принялся за работу.

Сеет он на горах сосны, на холмах ели, в местах посуше сеет розовый вереск, поближе к воде серебристую иву. Где овраг бросает семена березы, где болото кидает семена ракиты, на кустах сажает колючий можжевельник, по берегам рек могучие дубы.

Разбросал Сампса семена, и сразу ожила земля.

Быстро пошли в рост зеленые побеги.

Потянулись к небу пестрые вершины елей. Высоко над землей зашумели вершины сосен. По склонам оврагов зазеленели березы. Зацвела черемуха, ощетинился иглами можжевельник.

Один только дуб не хочет взойти.

Семь дней и семь ночей ждал Вяйнемейнен не пророс упрямый дуб.

Тогда пошел Вяйнемейнен к берегу моря.

- Илматар! зовет он. Владычица рек и морей! Ты, подарившая мне жизнь, научи, как вырастить дуб, помоги слабому ростку пробиться на свет!

И только сказал расступились волны, и вышли на берег четыре девушки. Стали они косить на лужайке траву. Один раз прошли по лужайке с косами, другой раз с граблями и собрали целую копну сена.

А вслед за девушками вышел из морской глубины богатырь. Высек он огонь из камня и поджег копну со всех четырех сторон.

Запылало сено. Искрами сыплется на землю, тучей дыма стелется над поляной. И там, где была зеленая копна, осталась только груда серого пепла, только гора теплой золы.

И проросла на этом месте тоненькая былинка, взошел нежный дубовый росток.

Быстро тянется он кверху, во все четыре стороны к югу и к северу, к востоку и западу раскинулись могучие ветви.

Вот уже в самое небо уперся дуб своими вершинами. А вершин у него не одна, не две, а целых сто.

Теперь даже самому маленькому облачку не пробежать по небесному простору, ни одному светлому лучу не пробиться на землю. Заслонил дуб и солнце золотое и месяц ясный. Темно стало на земле.

"О горе! - думает Вяйнемейнен. - Рыбе в морской глубине и той плохо, когда солнца нет, а человеку без солнца и вовсе не жизнь".

Подумал он, поразмыслил и снова пошел к берегу моря.

- Илматар, владычица рек и морей! - зовет Вяйнемейнен. - Помоги свалить злое дерево! Хочу я, чтобы снова светило над землей солнце и сиял в небе ясный месяц.

И только сказал - опять расступились волны, и вышел на берег медный богатырь. Был этот богатырь не из самых больших и не из самых маленьких - до облаков, пожалуй, не достанет, а с большой палец ростом будет.

Шапка на нем медная, сапоги медные, рукавицы медные.

За плечами у медного богатыря - медный топор. Как раз по его богатырским силам: топорище с полпальца, обух - что твой ноготь.

В самую пору таким топором дуб свалить!

Удивился Вяйнемейнен и спрашивает медного человечка:

- Кто ты такой? Зачем пришел сюда?

Отвечает ему медный человечек:

- Я пришел срубить злое дерево.

Засмеялся Вяйнемейнен:

- Где тебе с таким дубом справиться? На тебя поглядеть - немногим ты сильнее мертвого!

И вдруг видит Вяйнемейнен - стал расти медный человечек у него на глазах. Минуты не прошло, уже стоял перед Вяйнемейненом настоящий великан.

Уперся великан пятками в землю - и прогнулась под ним земля. Поднял он голову - головой тучу зацепил. Руки у него как стволы сосен. От глаза до глаза - косая сажень. Волосы - до пят.

Наточил великан свой топор на шести камнях, на семи кремнях и двинулся к дубу.

Быстро идет. Ветер вокруг него так и шумит. Широкий кафтан будто парус надувается.

Три шага сделал - и уже стоит около дерева.

Ударил великан топором по стволу - да так, что искры во все стороны посыпались. Но не шелохнулся дуб, не дрогнул ни одним листочком.

Снова размахнулся великан. От могучего удара пламя вырвалось из-под медного топора. Застонал, затрещал ветвистый дуб. Но не склонилась к земле ни одна из его вершин.

Тогда в третий раз ударил великан топором - и рухнуло на землю непокорное дерево.

И опять открылся над Калевалой - над ее полями и лугами, над лесами и рощами - голубой простор. Засияло над землей золотое солнце, быстрые облака побежали по небесному своду, в вышине заблестел светлый месяц.

Луга опять покрылись травами, запестрели цветами и ягодами. Деревья подняли к солнцу поникшие ветви и весело зашумели молодыми листьями.

Опять в рощах запели веселые дрозды, закуковали в лесных чащах кукушки.

Всем теперь была богата земля.

Осталось Вяйнемейнену взрастить на ней добрый хлеб.

На берегу моря нашел Вяйнемейнен шесть ячменных зерен, семь драгоценных семян, сложил их в беличью шкурку, спрятал в куний мешечек и пошел на поляну Осмо, к берегам реки Калевалы, чтобы посеять там хлеб.

И только хотел он бросить семена в землю, как вдруг слышит чей-то звонкий голос:

- Тут ячмень взойти не может -
Не расчищено тут поле,
Здесь не срублен лес под пашню
И огонь его не выжег.

Удивился Вяйнемейнен, поднял голову и видит - это синица на дереве подает ему голос.

Послушался Вяйнемейнен мудрых слов. Взял острый топор и стал рубить на поляне деревья. Все срубил - только одну березу оставил.

Летел по небу орел, увидел одинокую березу и спрашивает:

-Для чего ты ее оставил Вяйнемейнен, одну среди поля?

Отвечает ему Вяйнемейнен:

- Для того я ее оставил, чтобы могли отдыхать на ней перелетные птицы, чтобы и ты, небесный орел, мог опуститься на ее вершину.

- Спасибо тебе, что подумал о нас, о крылатом народе, - сказал орел.

С этими словами он ударил своим сильным крылом о камень и высек огонь.

Тут налетели ветры - северный ветер и восточный, южный и западный - раздули они высокое пламя, погнали огонь по всей поляне, обратили в золу всю рощу.

И тогда серой от золы и пепла стала земля, достал Вяйнемейнен из своего куньего мешочка, из беличьей шкурки шесть заветных зерен, семь драгоценных семян.

Кидает зерна в золу и приговаривает:

Вот я сею-засеваю,
Я бросаю в землю семя,
Чтоб оно ростки пустило,
Проросло на этом поле.
Пробудись земля родная!
Недра темные проснитесь!
Дайте вы росткам пробиться,
Чтобы сотни нежных всходов
Зацвели, заколосились
На широком этом поле,
Что вспахал я и засеял,
Где немало потрудился.

Укко, ты властитель неба,
Повелитель гроз небесных,
Ты пошли большие тучи,
Тучи с севера и с юга,
Пригони ты их с востока,
Принеси ты их с заката!
Ниспошли ты дождь на землю,
Пусть из тучи мед закаплет,
Чтоб колосьями литыми
Зашумело это поле,
Что вспахал я и засеял,
Где немало потрудился!..

Услышал Вяйнемейнена хозяин неба Укко.

Посылает он тучи с востока и с запада, гонит их с севера и с юга. Со всех четырех сторон сошлись тучи над поляной Осмо и ударились краями друг о друга.

От могучего удара стали капать с неба дождевые капли. Точно сладким медом напоили они землю - чтобы легче было семенам взойти, чтобы набрали побольше силы нежные ростки.

Проходит день, и другой, и третий.

Дни сменяются ночами, ночи - днями.

На седьмой день вышел Вяйнемейнен в поле. Видит - высоко поднялись налитые шестигранные колосья.

Шумит, колышется хлеб, а посреди золотого поля, словно сторож, стоит березка.

Прилетела кукушка, села на ветку березы и закуковала.

Обрадовался старый, мудрый Вяйнемейнен весенней птице и говорит ей такие слова:

Ты кукуй, моя кукушка,
Пой, серебряная птица,
Птица с грудью оловянной,
Птица с грудью серебристой,
С золотою грудкой птица!
Пой мне утром, пой мне ночью,
На рассвете, на закате,
Ты кукуй в часы полудня,
Чтобы рощи украшались,
Чтобы нивы золотились,
Чтобы взморье богатело
И весь край был полон хлеба!