KALEVALA
Калевала и дети
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Все смерти миновал веселый Лемминкайнен и наконец целый и невредимый въехал во двор хозяйки Похъелы. Незваный, непрошеный вошел он в горницу. Ступил шаг - под его ногами сосновый пол покачнулся. Раскрыл рот - и задрожали от его голоса сосновые стены.

- Вот и я! - говорит веселый Лемминкайнен. - Встречайте, хозяева, нового гостя! Пусть здравствует тот, кто и мне скажет: "Здравствуй!"

Нo никто не говорит ему: "здравствуй!" Никто не рад веселому Лемминкайнену.

- Может, некстати я пришел? - спрашивает Лемминкайнен. - Что же не подносят мне хозяева пива, не потчуют гостя зоолотым медом?

Отвечает ему из угла хозяин Похъелы:

- Какой ты гость! Гость разве так приходит? У порога он сначала остановится и поклон отвесит. А потом ждет, пока его в дом позовут.

Тряхнул веселый Лемминкайнен черными кудрями и говорит: - Что-то не помню я, чтобы кланялся у этого порога мой отец. Всегда было для него место за столом, и для коня его было стойло, и для рукавиц находился гвоздь. Чем же я хуже своего отца?

Сказал так и сел в конце стола, на краю сосновой скамейки.

Затрещала скамейка, зашатался дубовый стол.

Тут говорит ему хозяйка Похъелы:

- Чтобы тебе вчера приехать - рекой лилась тут брага! Или уж завтра бы приехал - наварила бы я свежего пива. А сегодня оно еще в ячмене. И хлеб еще не выпечен, и мясо еще нс зажарено.

От гнева потемнело лицо Лемминкайнена.

- Вот оно как! Другие слова были у тебя на устах, когда посылала ты меня в темную пучину Маналы. Ну так слушай, злая старуха! Не буду я Лемминкайнепом, если не подадут мне в кружке пива, если не поставят передо мной целый котел жареной свинины.

- Хорошо,- говорит хозяйка Похъелы,- будет по-твоему.

Позвала она свою работницу - ту, что скребет котлы да чистит грязную посуду, - и приказала ей подать гостю еды-питья. Принесла работница котел с обглоданными костями и кружку доверху полную. Поставила перед Лемминкайнепом и говорит:

- Если ты настоящий герой - одним духом выпьешь пиво, до самого дна осушишь всю кружку.

Но не спешит Лемминкайнен нить веселый напиток. Заглянул он на дно кружки, а там полно всякой нечисти: и змеи, и лягушки, и ящерицы, и черви.

Усмехнулся веселый Лемминкайнен.

- Видно на болоте это пиво варили, - говорит. - Да раз не дают другого, выпью это.

А сам достал из кармана удильный крючок и забросил его в кружку. Выудил всех ящериц и гадюк, всех лягушек и червей, побросал их на пол, а потом одним духом выпил темный напиток.

Поставил кружку на стол и говорит такие слова:

- Раньше чем скроется солнце, прежде чем взойдет месяц, сброшу я в Туонелу того, кто варил это пиво, в жилище Маналы отправлю того, кто угощал гостя таким питьем.

Рассердился хозяин Похъелы.

- Да кто ты такой? - говорит. - Откуда ты взялся? Зачем пришел сюда незваный, непрошеный? Отвечает ему веселый Лемминкайнен:

- Званый гость хорош, а незваный лучше. Не найдется ли у тебя, хозяин, для незваного гостя еще пива, чтобы утолить жажду героя?

Говорит ему хозяин Похъелы:

- А вон во дворе лужа - пей из нее сколько хочешь да уби- райся отсюда! Исчезни, негодный! Скройся с глаз, жалкая тварь!

Не сдвинулся с места Лемминкайнен.

- Ни один из героев, - говорит, - даже тот, кто похуже меня, не потерпит, чтобы его поносили такими словами.

Тогда выхватил хозяин Похъелы огненный меч и говорит Леммннкайнену:

- Не хочешь терпеть, так давай клинками мериться!

- Хорошо же ты принимаешь гостя! - отвечает веселый Лемминкайнен. - Ну что ж, пусть будет по-твоему. Мой отец никогда не отказывался мериться мечами с обидчиком, а сын не хуже огца.

Выхватил он свой меч и положил рядом с мечом хозяина Похъелы. На кончик пальца, на полногтя был короче клинок Лемминкайнена.

- Твой меч длиннее, значит, твой удар первый, - говорит веселыи Лемминкаинеи.

И вот взмахнул мечом хозяин Похъелы.

В самое сердце дерзкому хочет он вонзить свой клинок, а воткнул в балку. Метит голову гостю рассечь, а разрубил стропила.

Смеется веселый Лемминкайнен.

- Чем же изба перед тобой провинилась, что ты рубишь ее и щепки? Давай-ка выйдем с тобой в ноле. На открытом месте, на ровном снегу биться лучше, чем в горнице.

Вышли они на широкий двор, растянули на земле коровью шкуру и стали друг против друга.

Ну, хозяин, - говорит веселый Лемминкайнен, - взмахни последний разок своим мечом, прежде чем простишься с жизнью, раньше чем снесу я тебе голову.

Еще яростнее напал на него хозяин Похъелы. Но ловко увертывается веселый Лемминкайнен, ни одной царапины нет на его теле.

- Здорово ты орудуешь мечом, - говорит веселый Лемминкайнен. - А теперь мой черед уменье свое показать. Принимай мой удар, похъеланец!

Взмахнул мечом Лемминкайнен, и, будто колос, снятый серпом, точно тетерка, сраженная стрелой, упала на землю голова хозяина Похъелы.

Поднял ее Лемминкайнен, насадил на свободный кол в изгороди и говорит:

Для меня ты этот колышек берег, а вот довелось твоей голове на нем красоваться!

И пошел в избу, чтобы смыть кровь со своих рук.

Разок только зачерпнул воду из кадки и слышит: со всех концов селения доносится грозный шум - это вышли сильные мужи, храбрые воины, чтобы рассчитаться с веселым Лемминкайненом за кровь хозяина Похъелы.

Как дым вырывается на улицу, так и Лемминкайнен выбежал из дверей злого дома.

Ищет он своего коня, а коня словно и не бывало - только камень лежит среди поля да ива растет на лужайке.

Куда ни взглянет Лемминкайнен - за каждым углом сторожат его гневные глаза, повсюду преграждает ему дорогу блеск стальных мечей.

Что тут делать удальцу? Как от беды спастись?

Обернулся он быстрым орлом и улетел за облака.

Немного времени прошло, и опустился Лемминкайнен на родную землю. Подошел он к порогу родного дома. На лицо темной тучей набежала забота, на сердце тяжелым камнем легла печаль.

Только разок взглянула на него мать и спрашивает:

- Ты, самый младший из моих детей, самый сильный из всех моих сыновей, что вернулся ты невеселый? Может, обнесли тебя пивом на свадебном пиру в Похъеле? Так возьми кружку, из которой пил твой отец, наполни ее пивом и выпей на здоровье.

Отвечает ей Лемминкайнен:

- Если бы обнесли меня пивом, проучил бы я хозяина, чтобы знал он, как встречать гостя.

- Что же ты такой печальный? - снова спрашивает его мать. - Может быть, конь тебя опозорил? Так скорее купи себе другого коня и забудь про свою невзгоду.

- Матушка моя родная! - отвечает ей Лемминкайнен. Если бы опозорил меня конь, если бы осрамил меня быстроногий скакун, перепортил бы я коней всех наездников, чтобы нечем им было похваляться.

- Так почему ж вернулся ты с таким печальным сердцем? - снова спрашивает его мать. - Может, в дороге какая-нибудь беда с тобой случилась? Может, много ты поел на свадебном пиру? Или выпил лишнее? Или видел ночью дурные сны?

Отвечает ей веселый Лемминкайнен:

- Пусть глупые бабы боятся снов, что снятся им темной ночью! А у меня другие заботы. Положи-ка мне, матушка, в мешок немного муки да щепотку соли и простись с милым своим сыном. Должен он покинуть родную страну, бросить родное свое жилище. В честном бою, в открытом поединке убил я хозяина Похъелы. И теперь весь народ этой сумрачной страны идет против меня войной. Сотни мужей с мечами, тысячи героев с копьями гонятся за мной по пятам.

Тяжело вздохнула старая мать:

- Разве не говорила я, чтобы не ходил ты в эту сумрачную прану? Жил бы ты в родном доме, под защитой матери, и не знал 01,1 горя, не ведал беды. А теперь куда ты пойдешь, мой сыночек? Где спрячешься от злодеев?

Отвечает ей Лемминкайнен:

- Я и сам не знаю, где мне от них спрятаться. Может, ты научишь меня, как спасти голову?

Говорит ему старая мать:

- Как же мне уберечь тебя от беды? Станешь ты березкой в| лесу, а дровосек срубит березку и расколет ее на дрова. Спрячешься ольхой в роще, а люди придут и сожгут эту рощу, чтобы распахать землю. Ягодкой лесной укроешься в траве - и там настигнет беда: найдут тебя малые ребята и съедят. Поплывешь щукой в синем море - и там догонит несчастье: поймают тебя в сети рыбаки. Серым волком побежишь по лесу - так все равно не спасешься: убьет тебя охотник, подстрелит острыми стрелами.

Матушка моя родная говорит ей Лемминкайнен. - Где меня смерть настигнет, я и сам знаю. Уже у самых глаз стоит беда, к самой бороде подошло несчастье. Ты меня на свет родила, ты от смерти меня избавила, научи теперь, где мне укрыться от стальных мечей!

Говорит ему старая мать:

- Знаю я такую землю. Нет у нее названия, и никогда не шумела там битва, никто не слышал там звона мечей. Там спасешь ты гною бедную голову. Но поклянись мне сейчас страшной клятвой, что никогда больше - ни через шесть лет, ни через десять - не поднимешь ты острого клинка.

- Клянусь тебе страшной клятвой, - говорит ей Лемминкайиен, что никогда ни в первое лето, ни в шестое, ни в десятое - не возьмусь я без нужды за меч, не затею своей волей войны.

- Ну так слушай меня, сыночек, - говорит Лемминкайнену мать. - Спусти скорее на воду отцовский челн и плыви в открытое море. Девять морей ты проплывешь и посреди десятого моря увидишь зеленый остров. Живи там один год и другой, а когда кончится третий год, возвращайся снова в родные края, в отцовский дом, к своей старой матери.