KALEVALA
Калевала и дети
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

День и ночь горюет кузнец Илмаринен о своей жене. От горя и тоски весь почернел.

Не горит больше огонь в его кузнице, не стучит молот по наковальне.

Утро занимается - он вздыхает, день приходит - он плачет, ночь спускается - он стонет.

 -  Горе горькое настигло! 
Как теперь мне быть, не знаю. 
Сплю  -  и горький сон мне снится, 
А проснусь -  не станет легче.

Вечерами мне так скучно, 
Так мне грустно ранним утром! 
Не приносит ночь покоя, 
День отрады не приносит.

Все равно мне, день ли, ночь ли:
Все печалюсь я по милой, 
Все тоскую по желанной, 
Все грущу по чернокудрой.

Не ест и не пьет кователь Илмаринен. Два месяца плачет, три месяца горюет.

А когда настал четвертый месяц, задумал Илмаринен сделать себе из золота и серебра новую жену.

Золото достал он со дна моря, серебро нашел в морской пучине, принес в кузницу и велел своим работникам разводить огонь.

Тридцать возов дров пережгли на уголь работники. Изо всех сил качают они мехи.

И когда огонь разгорелся, бросил Илмаринен на дно горнила серебро и золото.

Но не плавится серебро, не размягчается золото.

Тогда стал к мехам сам Илмаринен.

Один раз качнул, другой, третий и видит - выходит из огня, бежит по горнице овечка.

На одном боку шерсть у нее золотая, на другом серебряная.

Хвалят все овечку, любуются серебрянобокой. Но не рад ей кователь Илмаринен.

- Это только волку утеха, - говорит он. - А я хочу, чтобы вышла ко мне из огня моя милая, чтобы из серебра и золота явилась на свет моя любимая жена.

Бросил он овцу в огонь и снова велел работникам качать мехи.

Но не могут они раздуть большой огонь.

Снова взялся за мехи сам кователь Илмаринен. Качнул раз, качнул другой, и сразу взметнулся огонь.

Посмотрел Илмаринен на дно горнила и видит - выбегает из огня жеребенок, машет он золотой гривой, бьет серебряными копытами.

Расхваливают все жеребенка, треплют его по золотой гриве, а Илмаринен опять говорит:

- Это одному только волку на радость. А я жду свою золотую подругу, встречаю серебряную свою жену.

Бросил он жеребенка в горнило, прибавил еще золота, подбросил еще серебра и опять поставил работников к мехам.

Из последних сил раздувают они огонь, а раздуть не могут.

Тогда в третий раз встал к мехам Илмаринен. Загудело жаркое пламя, горячие искры столбом поднялись в небо, черный дым смешался с облаками.

Снова взглянул Илмаринен на дно горнила и видит - выходит из огня, поднимается из пламени долгожданная красавица.

Волосы у нее золотые, лицо серебряное.

Испугались все, увидев такое чудо.

Один только Илмаринен радуется.

Выковал он своей золотой жене руки и ноги, глаза и губы. Как живая стоит она перед ним.

Стал звать ее Илмаринен в дом, но не может она шевельнуть ногой, не сойти златокудрой с места.

Называет он ее ласковыми именами, но не слышит она его слов, не шевелятся в ответ ее серебряные уста.

Заглядывает он ей в глаза, но неподвижным взглядом смотрит на него золотая красавица.

Взял он ее за руки - и ледяной холод пробрал его до самого сердца. Опечалился Илмаринен:

- Как же буду я жить с женой, у которой нет души, нет голоса?

Тут увидел его старый, мудрый Вяйнемейнен и говорит ему такие слова:

- Послушай меня, друг! Не должен герой склоняться перед золотом, не должен льститься на серебро.

Брось в огонь ты эту куклу, 
Золотую эту деву,  -  
Пусть ее богатый любит, 
Пусть к ней сватается знатный! 
Вы, растущие герои, 
Дети новых поколений, 
Будете ли вы с достатком 
Иль совсем без достоянья, -  
До тех пор, пока вам светит 
В небесах высоких солнце 
И пока сияет месяц, 
Пуще смерти берегитесь 
Сватать деву золотую, 
Брать серебряную в жены, -  
Блеск у золота холодный, 
Серебро морозом дышит.

Послушался Илмаринен вещего песнопевца, старого, мудрого Вяйнемейнена, и бросил в огонь золотую куклу без сердца и души.