KALEVALA
Калевала и дети
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

Печальный вернулся Вяйнемейнен в свое одинокое жилище. Нет у него хозяйки в доме, нет опоры в старости. Никто ему воды в кружке не поднесет, никто не испечет для него медовых лепешек. А та, о которой он мечтал, навсегда ушла от него в пучину морских волн.

"Плохое настало для меня время, - думает Вяйнемейнен. Как теперь буду жить? Как буду один скитаться в этом мире?

Пели некогда кукушки,
Куковали мне на радость
Рано утром, на закате,
На рассвете, в час полудня.
А теперь замолк их голос
И погиб напев чудесный.
Этот голос грусть умчала,
Унесло его унынье..."

А кукушка словно услышала его невеселые думы, прилетела из чащи и села на березку среди поля.

- Не печалься Вяйнемейнен, - говорит кукушка. - Не грусти песнопевец. Когда тебе грустно - и птицы замолкают, и цветы опускают головы. Без твоих песен даже ясное солнце соскучилось, без них и светлый месяц стасковался... Послушай меня, старый, мудрый Вяйнемейнен, - есть еще на свете радость. И жену себе ты тоже найдешь. Разве не знаешь ты, что сама хозяйка Похьелы выдает замуж свою дочь? Чем она тебе не жена?

- Спасибо добрая кукушка! - говорит Вяйнемейнен. - Ведь и верно - не последний я среди песнопевцев, не самый слабый из богатырей! Посватаюсь-ка я к красавице Похьелы!

Выбрал он себе коня и отправился в путь.

Конь под ним гороховой масти, грива у коня - словно спелая рожь, бока - что золотая солома.

Быстро бежит конь по холмам и равнинам, не замочив копыт, скачет соломеннобокий по прозрачным морским волнам.

И не знает старый, мудрый Вяйнемейнен, что злой Йоукахайнен задумал его погубить.

Черная злоба жжет огнем сердце Йоукахайнена.

"Пусть в мире погибнет радость, пусть навсегда замолкнут песни - все равно я убью его, - думает Йоукахайнен. - Метким луком поражу старого в самое сердце, острым копьем ударю между лопатками и снова буду перовым среди песнопевцев".

Принялся он мастерить себе новый лук. Славный лук получился у Йоукахайнена. По одному склону дуги конь бежит, на другом склоне медвежонок спит, а у зарубки дремлет зайчик.

Где же взять тетеву для такого лука?

Из крепких жил быстроногого оленя сделал Йоукахайнен тетиву.

Где теперь найти стрелы, чтобы насмерть ранили они врага?

Из железа выковал Йоукахайнен стрелы, из смолистых веток выточил наконечники. Потом закалил железо на жарком огне, смочил дерево ядовитой змеиной кровью и трижды оперил каждую стрелу перышками касатки, крылышками воробья.

Вот и лук и стрелы готовы.

Днем и ночью, на рассвете и в час полудня поджидает Йоукахайнен старого, мудрого Вяйнемейнена. Стережет его под окошком, выслеживает из-за ограды, высматривает в поле.

За спиной у Йоукахайнена колчан, в руках - тугой лук.

А Вяйнемейнена все нет и нет.

Отошел Йоукахайнен подальше от дома. На краю огненного мыса ждет он недруга, подстерегает его у кипящего водопада.

До самого берега моря дошел Йоукахайнен, посмотрел на север, поглядел на запад, повернулся лицом к солнцу и видит - чернеет кто-то на далеком мысу.

"Не туча ли это надвигается, не облако ли это утреннее?" - думает Йоукахайнен.

Нет, не туча дождевая и не утреннее облако - это старый, мудрый Вяйнемейнен едет на коне в Похьелу.

От радости забилось сердце Йоукахайнена, от злобы застучало громче прежнего.

Выхватил он из колчана стрелу, натянул медно-золотой лук и говорит:

Ты лети березы ветка,
Натянись оленья жила!
Если я нацелю низко,
Пусть стрела летит повыше,
Если высоко нацелю,
Ниже пусть она несется!

Полетела стрела. В самое небо воткнулась и затерялась среди пестрых облаков.

Вторую стрелу взял Йоукахайнен.

Над самой землей полетела стрела и ударилась в песчаный холм - да так, что землю чуть насквозь не пробила.

Тогда выхватил Йоукахайнен из колчана третью стрелу. Со звоном и свистом полетела стрела. Но и на этот раз не задела она Вяйнемейнена. А коня его ранила насмерть.

Пронзил ядовитый наконечник резвого коня, через правый бок у левой лопатки вышло железное острие.

Споткнулся конь, подкосились у него ноги, и вместе с Вяйнемейненом упал он на синие гребни волн.

Тут поднялась буря, налетели ветры - с востока и с запада, с севера и с юга, подхватили ветры старого, мудрого Вяйнемейнена и понесли в открытое море, на широкий морской простор.

А Йоукахайнен смотрит с берега, и злое сердце его радуется.

Вскинул он лук за спину, идет домой и громко похваляется:

Вяйнемейнена сразил я,
Одолел я песнопевца.
Пусть он по волнам несется,
Бороздит пучину моря!

О могучий Вяйнемейнен!
Ты шесть лет по морю плавай,
На волнах семь лет качайся,
Восемь лет носись по водам
По открытому простору!
Шесть ты лет сосною плавай,
Ты семь лет носись, как елка,
Восемь лет, как пень качайся
На равнине вод широких,
На хребте морской пучины!

Ты живым не возвратишься,
Никогда ты не вернешься
В рощи Вяйнелы любимой,
На просторы Калевалы!
Не увидишь, Вяйнемейнен,
Золотого света солнца,
И луны тебе не видеть
Серебристого сиянья!