KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

I     I I     I I I

Элиас Леннрот (09.04.1802 - 19.03.1884) родился в местечке Самматти на юго-западе Финляндии в большой семье сельского портного. Читать он научился уже в шестилетнем возрасте. Но в школу начал ходить с двенадцати лет и учился с перерывами, поскольку вместе с отцом вынужден был добывать средства на жизнь. В основном это было портновское мастерство, но благодаря хорошему слуху и голоcу Элиас зарабатывал еще и в качестве бродячего певца и псалмопевца. Впрочем, это не мешало ему заниматься самообразованием. Обладая прекрасной памятью и усидчивостью, он изучил латынь настолько, что смог стать учеником аптекаря в Хямеенлинна. В 1822 году поступил в Туркуский университет, однако, будучи студентом-филологом, продолжал подрабатывать домашним учителем в богатых семьях.

В 1824-1828 годах он жил в семье профессора медицины Й.А. Тернгрена. Тернгрены проводили лето в своем имении Лаукко недалеко от г. Тампере. Здесь-то Элиас Леннрот и увлекся народной поэзией. В окрестностях Лаукко он записал несколько вариантов народной баллады "Гибель Элины" и на их основе создал свои вариант - целую поэму о любви, верности и коварстве. Здесь же, в имении профессора Тернгрена, Леннрот познакомился с профессором- историком Реингольдом фон Беккером. Под его руководством он стал читать труды ученого-историка Х.Г. Портана и его соратника К. Ганандера о народной мифологии и поэзии, сборники С. Топелиуса-старшего.

Первым шагом Леннрота к "Калевале" была его диссертация "Вяйнямейнен, божество древних финнов", которую он защитил в 1827 году.

Создание "Калевалы" потребовало от Леннрота многих лет собирательской и "составительской" деятельности. С 1828 по 1845 годы Леннрот совершил одиннадцать путешествий в поисках народных песен. Он познакомился с десятками, если не с сотнями рунопевцев Финляндии, Карелии, Ингерманландии (территория Ленинградской области). Наиболее известные из них - Ю. Кайнулайнен, А. Перттунен, О. Малинен, В. Киелевяйнен, С. Трохкимайнен, М. Карьялайнен и др. Мысль о возможности составления из карельских и финских народных песен некой целостности (свода, эпоса) имеет длительную историю. Пожалуй, первым ее выразил финский просветитель Х. Г. Портан в конце XVIII века. Он предположил, что все народные песни происходят из единого источника, что они согласуются между собой по главному содержанию и основным сюжетам и что, сравнивая их варианты друг с другом, можно возвращать их к более цельной и подходящей форме.

Он же пришел к заключению, что финские народные песни можно издать так же, как "Песни Оссиана" шотландского поэта Д. Макферсона (1736-1796). Портан не знал, что Макферсон издал свои собственные стихи под видом песен древнего слепого певца Оссиана.

Идея Портана в начале XIX века приобрела форму социального заказа, выражающего потребности финского общества.

Известный языковед, фольклорист, поэт К.А. Готтлунд, еще будучи студентом, в 1817 году писал о необходимости развития "отечественной литературы". Он был уверен в том, что если бы из народных песен пожелали сформировать упорядоченную целостность, будь то эпос, драма или что-нибудь другое, то родился бы новый Гомер, Оссиан или "Песнь о Нибелунгах".

Один из друзей Леннрота, К.И. Кеккман, читая сборник С. Топелиуса-старшего из серии "Древние, а также более современные песни финского народа", в 1825 году писал А. Шегрену: "Если бы для начала... удалось напечатать все, что было собрано и что еще можно собрать, то наверняка - хотя бы разок в этой жизни! - какой-нибудь Аристарх сумел бы создать из всего этого кое-что".

Совсем не случайно Кеккманом был назван Аристарх Самофракийскии (217-145 гг. до н.э.), филолог, живший в Александрии, работавший с текстами Гомера, комментировавший их.

Поэмы Гомера "Илиада" и "Одиссея" были хорошо известны Леннроту уже в юности. Имя Гомера он называет в своих дневниках, запечатлевших его первое путешествие в 1828 году. Несомненно, он был знаком и с теорией немецкого ученого Ф.А. Вольфа, согласно которой гомеровские поэмы - это результат позднеишей работы составителя или составителей над песнями, до этого существовавшими в устной традиции.

Потребность в произведении, подобном "Илиаде" или "Песне о Нибелунгах", вызывалась несколькими причинами. В Финляндии начала XIX века происходит подьем финского национального самосознания. Толчком к этому послужило отторжение Финляндии от Швеции и присоединение к России в 1809 г., когда многовековое владычество "великой державы" закончилось. Появились возможности для самостоятельного развития нации, ее культуры и языка. Ведь до этого финская литература в основном создавалась на шведском языке. Лишь некоторые поэты (Я. Ютейни, Каллио) писали финноязычные стихи, используя метрику финской народной поэзии.

Интерес к фольклору в эти годы значительно возрастает. Наряду с Э. Леннротом, народную поэзию собирают М. Кастрен, Й. Каян, Д. Эвропеус, Г. Рейн, Р. Полен, А. Шегрен, А. Алквист и многие другие. Делаются все новые и новые открытия. Позднее становятся известными целые рунопевческие династии, как в Финляндии, так и в соседней Карелии (Сиссонены, Шемейкки, Перттунены, Малинены). Все это вдохновляло Леннрота в его стремлении воссоздать народный эпос.

Кроме того, складывающаяся финская нация нуждалась в произведении, которое рассказывало бы о великом прошлом народа, показывало бы его столь же великое будущее. Народная поэзия в тои или иной форме отражала эти моменты.

Элиас Леннрот приходит к идее создания единого эпоса постепенно. Сперва он издает сборник "Кантеле" (1829-1831), песни которого представляют собой его собственные варианты, скомпонованные из фольклорного материала. Потом он создает несколько поэм об отдельных героях ("Лемминкяйнен", "Вяйнямейнен", "Свадебные песни", "Собрание песен о Вяйнямейнене").

"Собрание песен о Вяйнямейнене" (5052 строки) получило в науке название "Перво-Калевалы". Оно состояло из шестнадцати "песней" (laulanto), связанных между собой. В нем уже были и главные эпизоды и герои будущей "Калевалы". В предисловии к "Собранию" Леннрот показал читателю методику своей работы: "Едва ли прочтешь хотя бы одну из опубликованных здесь песен, которая не была бы составлена из рун, взятых по крайней мере от пяти-шести рунопевцев и соединенных между собой!

Конечно, нельзя принимать слова "составлена из рун" прямолинейно, механически. Леннрот брал из отдельных народных песен лишь фрагменты и строки, которые удовлетворяли его эстетический вкус и ложились в сюжет поэмы о Вяйнямейнене.

Но это "Собрание", переданное Леннротом в 1834 году для публикации, было напечатано отдельной книжкой лишь в 1928 году. Сам Леннрот остановил публикацию поэмы, поскольку весной 1834 года записал в беломорской Карелии еще 13 200 строк песен от А. Перттунена, М. Карьялайнена, Ю. Кеттунена, С. Мийхкалинена, В. Сиркейнена и Матро (фамилия сказительницы осталась неизвестной). Этот материал побудил его к новым размышлениям и поискам более четкого и сложного сюжета.

По свидетельству финского ученого Вяйно Кауконена, исследовавшего буквально построчно обе версии "Калевалы", 1835 и 1849 годов, Леннрот вносил в текст "Собрания песен о Вяйнямейнене" так много дополнении и изменении во все его части, что вряд ли найдется хотя бы пять - десять строк подряд, взятых из конкретной народной песни и сохранившихся в первоначальном виде".

Леннротовская методика создания уже первой версии "Калевалы" имела творческий характер. Подлинной творческой свободы он достигает позднее. Убедившись в том, что механическим соединением народных песен и сюжетов ничего не добиться, Леннрот начинает писать поэму народными строками, редактируя их, обогащая, в частности, аллитерацией. Прекрасно зная особенности народной поэзии, помня разного рода готовые строки - клише, формулы, выработанные веками народной традицией, он создавал эпизоды и конфликты, которых в народной поэзии не было.

При таком подходе к народному материалу видоизменялись не только сюжеты, но и портреты персонажей. Они все более индивидуализировались, за ними закреплялись определенные деяния. Вяйнямейнен в "Калевале" - искусный певец, смастеривший кантеле, сперва из щучьих костей, потом из ствола березы, Илмаринен - умелый кузнец, сковавший чудесную мельницу сампо "из конца пера лебедки, молока коровы ялой, из зерниночки ячменной, из пушинки летней ярки". Лемминкяйнен - беспечный вояка, любимец женщин, приходящий на чужие пиры без приглашения, Ловхи - умная и хитрая хозяйка страны, куда ездят герои за невестами и откуда похищают сампо. Трагической фигурой в поэме Леннрота становится Куллерво - раб-мститель, натравивший на жену Илмаринена стаю медведей и волков и кончающий жизнь самоубийством за свой тяжкий грех (связь с девушкой, которая оказывается его сестрой). Не менее трагична судьба Айно - девушка настолько глубоко переживает решение родителей отдать ее замуж за старого Вяйно, что уходит к морю и там гибнет, возможно, не желая этого.

Доплыла до камня дева,
взобралась она на камень,
на скале морской уселась,
на блестящей луде пестрой - 
камень в море погрузился,
в глубину ушел морскую,
с ним на дно ушла девица,
со скалою вместе - Айно.

(Песнь 4, 319-325)

Айно, пожалуй, самый поэтичный образ в леннротовской поэме. Он во многом - плод фантазии создателя "Калевалы". Само имя Айно ("единственная") придумано Леннротом. Толчком для создания образа стали варианты народной баллады, записанные в деревнях северной Карелии (Ухта, Вуоккиниеми, Келловаара). В них рассказывается о девушке Анни, которую мать обнаруживает мертвой в амбаре после того, как к ней посватался Осмойнен. Леннрот делает Айно сестрой Йовкахайнена, который проигрывает состязание в пении с Вяйнямейненом, и чтобы спасти свою жизнь, обещает в жены Вяйнямейнену свою сестру Айно. На гибели Айно сюжет о ней не кончается. Он переводится в мифологический план. Народный сюжет о рыбе-девушке, попавшей на удочку одного из эпических героев (Илмаринена, Лемминкяйнена, Вяйнямейнена), подсказывает Леннроту продолжение истории об Айно. Вяйнямейнен, почувствовав вину перед девушкой, выезжает на лодке с удочкой в море, ловит рыбу, но не узнает в ней утонувшей по его вине Айно. Все эти драматические коллизии дают завязку сюжета поэмы, образуют первоначальную пружину ее напряженности. Айно, ставшая, по воле Леннрота, сестрой Йовкахайнена и погубленная Вяйнямейненом, дает повод ее брату мстить Вяйнямейнену. В свою очередь будущий "король" Карелии упрекает его в том, что Вяйнямейнен заставлял девиц топиться.

Вообще у героев "Калевалы" появляется прошлое, настоящее и будущее. Но у "Калевалы" есть и главный, "сквозной" конфликт, который также разработан Леннротом: это противостояние двух родов, двух стран, Похьелы и Калевалы, борьба между ними за обладание сампо.

Разумеется, и в народной поэзии карелов и финнов существуют "свои" и "чужой" миры. Но их взаимоотношения изображаются в пределах конкретной песни: герои едет в "тот" мир, чаще за невестами или без приглашения на свадьбу, отрубает голову хозяину и т.д. В песнях нет никакой истории длительных взаимоотношении. Нет в народных песнях и конкретных очертании "этого" мира, тои леннротовской страны Калевалы, главными представителями которой были Вяйнямейнен, Лемминкяйнен, Илмаринен и, надо думать, Куллерво. Да и Похьела (Пяйвела, Пиментола, Луотола, Хийтола, Сариола, Юмалисто) все-таки в народных песнях не совсем та "страна", которая появляется в поэме Леннрота и в которой владычествует хозяйка Ловхи.

I     I I     I I I