KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь третья

Вяйнямейнен копит знания и становится известным, стихи 1-20. - Йовкахайнен отправляется в путь, чтобы победить его в знаниях, но, проиграв состязание, требует поединка на мечах. Вяйнямейнен, разозленный, заклятьями загоняет Йовкахайнена в болото, с. 21-330. - Йовкахайнен перепугался и после многих обещаний предлагает Вяйнямейнену в супруги свою сестру. Довольный Вяйнямейнен вызволяет его из болота, с. 331- 476. - Йовкахайнен, пригорюнившись, отправляется домой и рассказывает матери, какая неудача его постигла в пути, с. 477-524. - Мать приходит в восторг, узнав о том, что Вяйнямейнен будет ее зятем. Однако дочь эта новость очень огорчает, и она начинает плакать, с. 525-580.

  Вековечный Вяйнямейнен
время жизни коротает
в Вяйнеле своей прекрасной,
в Калевале вересковой,
5 песни Вяйно распевает,
распевает, заклинает.

Дни поет без перерыва,
ночи все - без передышки,
древние поет он песни,
10 изначальные заклятья,
их не все герои знают,
их не каждый понимает
на исходе этой жизни,
в убывающее время.

15 Далеко несутся вести,
слух расходится повсюду
о чудесном пенье мужа,
о большом искусстве Вяйно.
Донеслись до юга вести,
20 Похьелы молва достигла.

Как-то юный Йовкахайнен,
худощавый Лаппалайнен,
будучи в гостях однажды,
странную услышал новость,
25 будто песни есть получше,
заклинанья - поискусней
в рощах Вяйнелы прекрасной,
в Калевале вересковой,
лучше тех, что знал он раньше,
30 от отца когда-то слышал.

В нем обида зародилась,
злая зависть разгорелась,
оттого, что Вяйнямейнен
был певцом намного лучше.
35 К матушке своей спешит он,
к батюшке идет родному,
говорит, что в путь собрался,
что поехать он решился
к избам Вяйнелы суровой
40 с Вяйно в пенье состязаться.

Запрещал отец сыночку,
сыну мать не разрешала
ехать к Вяйнелы жилищам,
с Вяйно в пенье состязаться:
45 "Там тебя заклятьем кинут,
заклинанием забросят:
лбом - в сугробы, ртом -
                    в порошу,
пальцами - в крутую стужу,
так, что и рукой не двинешь,
50 шевельнуть ногой не сможешь".

Молвил юный Йовкахайнен:
"Знания отца прекрасны,
мудрость матери прекрасней,
лучше всех своя наука.
55 Если захочу сравняться,
стать с мужами вровень
                    в пенье,
сам певца я очарую,
сам словами околдую,
первого певца на свете
60 сделаю певцом последним,
обувь вырублю из камня,
сотворю порты из теса,
камень на груди повешу,
положу плиту на плечи,
65 дам из камня рукавицы,
на голову - шлем из камня".
В путь собрался, не послушав.
Мерина из стойла вывел,
изрыгающего пламя,
70 высекающего искры.
Огненного впряг он в сани,
в расписные, золотые,
в сани добрые уселся,
разместился поудобней,
75 вицею коня ударил,
хлыстиком хлестнул
                    жемчужным.
Потрусил неспешно мерин,
побежал неторопливо.

Едет, катит Йовкахайнен,
80 едет день, второй несется,
едет он уже и третий.
Вот на третий день поездки
к Вяйнелы межам приехал,
к Калевале вересковой.

85 Старый вещий Вяйнямейнен,
вековечный заклинатель,
сам в дороге находился,
отмерял свой путь неспешно
среди Вяйнелы прекрасной,
90 Калевалы вересковой.

Ехал юный Йовкахайнен,
мчался он навстречу Вяйно.
Тут с оглоблею оглобля,
гуж с гужом перехлестнулись,
95 с хомутом хомут столкнулись,
стукнулись концами дуги.

Вот сидят мужи в раздумье,
вот гадают, размышляют.
Из дуги вода сочится,
100 пар струится из оглобли.

Спрашивает старый Вяйно:
"Ты такой откуда будешь,
что неловко наезжаешь,
налетаешь неуклюже?
105 Ты хомут мне разворотишь,
ты мне дуги раскромсаешь,
сани жалкие сломаешь,
исковеркаешь кошевку".

Вот тогда-то Йовкахайнен
110 слово молвил, так ответил:
"Пред тобою - юный Йовко.
Сам ты из какого рода,
из какого дома будешь,
жалкий, из каких людишек?"

115 Вековечный Вяйнямейнен
тут уж имя называет,
сам при этом добавляет:
"Раз ты юный Йовкахайнен,
должен ты посторониться.
120 Ты меня ведь помоложе!"

Вот тогда-то Йовкахайнен
слово молвил, так заметил:
"Что там молодость мужчины,
молодость ли, старость мужа!
125 У кого познаний больше,
у кого получше память,
тот останется на месте,
пусть другой дает дорогу.
Раз ты старый Вяйнямейнен,
130 рунопевец вековечный,
будем в слове состязаться,
посоперничаем в пенье,
испытаем-ка друг друга.
Чья возьмет, давай посмотрим".

135 Вековечный Вяйнямейнен
так ответил, так промолвил:
"Ну какой я песнопевец,
ну какой я заклинатель,
если жизнь свою я прожил
140 только на полянах здешних,
на межах полей родимых,
слушал песнь родной кукушки.
Только все-таки, но все же
дай моим ушам услышать,
145 что всего верней ты знаешь,
лучше прочих понимаешь?"

Молвил юный Йовкахайнен:
"Кое-что, конечно, знаю.
Вот что мне всего яснее,
150 что всего точней известно:
дымоход есть в крыше дома,
у печи чело над устьем.

Хорошо в воде тюленю,
псу барахтаться морскому:
155 семга вкусная - под боком,
рядышком - сиги в избытке.
У сигов поляны гладки,
ровны потолки у семги.
Нерестится щука в стужу,
160 пасть слюнявая - в морозы.
Робок окунь крутогорбый -
осенью живет в глубинах,
летом на мели играет,
плещется на мелководье.

165 Если этих знаний мало,
знаю кое-что другое,
ведаю дела важнее:
Север на оленях пашет,
пашет Юг на кобылицах,
170 Лаппи - на быках матерых.
Бес-горы деревья знаю,
сосны Чертова утеса.
Высоки деревья эти,
мощны сосны преисподней.

175 Есть три грозных водопада,
есть три озера огромных,
три вершины есть высоких
под воздушным этим сводом,
в Хяме есть падун Гремучий,
180 в Карьяле порог есть Катра.
Нет проплывших через Вуоксу,
Иматру перешагнувших".

Молвил старый Вяйнямейнен:
"Детский опыт, память бабья,
185 но не мужа с бородою,
не женатого героя!
Изложи вещей истоки,
изначальные познанья!"

Молвил юный Йовкахайнен,
190 так сказал он, так ответил:
"Знаю я синиц начало:
из породы птиц - синица,
из семейства змей - гадюка,
ерш - из рыбьей родословной.
195 Знаю, что железо хрупко,
черноземы Похьи - кислы,
кипяток нещадно жжется
и ожог огня опасен.

Мазь первейшая - водица,
200 пена - лучшая примочка.
Бог был первый заклинатель,
Юмала был первый лекарь.
Из горы - воды начало,
в небе - пламени рожденье,
205 в ржавчине - исток железа,
в скалах гор - начало меди.

Кочка старше прочей суши,
ива старше всех деревьев,
первый дом - навес сосновый,
210 черепок - котла начало".

Вековечный Вяйнямейнен
тут сказал слова такие:
"Помнишь ли еще хоть что-то
или вздор ты свой окончил?"

215 Молвил юный Йовкахайнен:
"Я еще немало знаю.
Времена такие помню,
как распахивал я море,
делал в море углубленья,
220 ямы вскапывал для рыбы,
углублял глубины моря,
наливал водой озера,
складывал в холмы каменья,
стаскивал утесы в горы.

225 Был шестым к тому ж героем,
был седьмым я человеком
среди тех, кто землю делал:
строил этот мир прекрасный,
кто опоры неба ставил,
230 свод небесный нес на место,
месяц поднимал на небо,
помогал поставить солнце,
кто Медведицу развесил,
звездами усыпал небо".

235 Молвил старый Вяйнямейнен:
"Говоришь ты здесь неправду.
Не было тебя при этом,
как распахивали море,
вскапывали дно морское,
240 вырывали рыбам тони,
бездну моря углубляли,
воду в ламбушки вливали,
воздвигали гор вершины,
скалы складывали в горы.

245 О тебе совсем не знали,
не слыхали, не видали
среди тех, кто землю делал,
строил этот мир прекрасный,
кто опоры неба ставил,
250 нес на место свод небесный,
месяц поднимал на небо,
помогал поставить солнце,
кто Медведицу развесил,
звездами усыпал небо".

255 Вот тогда-то Йовкахайнен
вымолвил слова такие:
"Коль познаний маловато,
призову свой меч на помощь.
Ой ты, старый Вяйнямейнен,
260 ты, хвастливый песнопевец,
что ж, давай мечи померим,
на длину клинков посмотрим".
Молвил старый Вяйнямейнен:
"Не страшны твои угрозы,
265 ни мечи твои, ни знанья,
ни стремленья, ни хотенья.
Только все-таки, но все же
ни за что с тобой не стану
измерять мечей, несчастный,
270 на клинки смотреть,
ничтожный".

Тут уж юный Йовкахайнен
рот скривил, набычил шею,
злобно бороду подергал,
вымолвил слова такие:
275 "Я того, кто не согласен,
кто мечей не хочет мерить,
превращу в свинью заклятьем,
в борова с поганым рылом.
Расшвыряю всех героев,
280 тех налево, тех направо,
загоню в навоз коровий,
втисну в самый угол хлева!"

Прогневился Вяйнямейнен,
прогневился, застыдился,
285 сам тогда он петь принялся,
начал заклинать искусно.
Это был не детский лепет,
детский лепет, бабьи песни,
это были песни мужа.
290 Дети не поют такого,
юноши - лишь половина,
женихи - лишь каждый
                    третий
на исходе этой жизни
в убывающее время.
295 Пел заклятья Вяйнямейнен:
колыхались воды, земли,
горы медные дрожали,
лопались от пенья скалы,
надвое рвались утесы,
300 камни трещины давали.
Одолел лапландца песней:
на дугу напел побеги,
на хомут - кустарник ивы,
на концы гужей - ракиту,
305 сани с бортом золоченым
сделал в озере корягой,
кнут с жемчужными узлами
превратил в тростник
                    прибрежный,
обратил коня гнедого
310 в глыбу камня у порога,

в молнию - клинок героя
с золотою рукояткой,
самострел с узором тонким -
в радугу над водной гладью,
315 стрелы с ярким опереньем -
в стаю ястребов летящих,
вислоухую собаку -
в камень, из земли торчащий,
шапку с головы героя -
320 в грозовую тучу в небе.
Превратил он рукавицы
в листья лилий на озерке,
обратил зипун суконный
в облако на синем небе,
325 кушачок его туманный -
в Млечный Путь на небосводе.

Йовкахайнен сам был загнан
аж до пояса в болото,
до груди - в сырую пожню,
330 до подмышек - в грунт
                    песчаный.
Далее...

Использование текста в коммерческих целях запрещено

Оглавление   Словарь   Действующие лица