KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь сороковая

Добытчики сампо подплывают к порогу, и под порогом их лодка садится на спину огромной щуки, с. 1-94. - Щуку убивают, верхнюю половину с головой поднимают в лодку, варят и сьедают на завтрак, с. 95-204. - Из челюстей щуки Вяйнямейнен изготавливает кантеле, на котором все пробуют играть, хотя никто не умеет этого делать, с. 205-342.

  Вековечный Вяйнямейнен
путь по морю продолжает,
вдаль плывет от края мыса,
от убогого селенья,
5 едет морем, напевая,
радуясь, плывет по волнам.

Девушки на каждом мысе
наблюдают, вопрошают:
"Что за радость там на море,
10 что за пение на волнах -
радость прежнего прекрасней,
пенье прежнего приятней?"

Поспешает Вяйнямейнен,
едет день водою суши,
15 день другой - водой болота,
третий день - водой порогов.

Тут беспечный Лемминкяйнен
вспомнил нужные заклятья
перед огненным порогом,
20 круговертью вод священных.
Он сказал слова такие,
произнес такие речи:
"Не бурли, порог могучий,
усмирись, волна тугая!
25 Дева пены, дух порога!
Опустись на камень пенный,
сядь на луду водяную!
Обхвати руками волны,
буруны возьми в охапку,
30 усмири ладонью пену,
чтоб на грудь нам не кидались,
брызгами не обдавали.

Пенистой волны хозяйка,
дух бурлящего порога!
35 Из-под волн взойди на гребни,
грудью навались на волны,
чтоб смирить воды кипенье,
отвести валы крутые,
чтоб невинных не теснили,
40 не губили непорочных!

Камни посреди потока,
валуны средь волн бурлящих,
опустите лбы под воду,
под волну - свои макушки
45 перед носом красной лодки,
на пути ладьи смоленой.

Если этого не хватит,
Киви-Киммо, юный Каммо,
буравом дыру проделай,
50 долотом пробей прореху
посреди скалы в пороге,
на боку опасной глыбы,
чтобы лодка не застряла,
чтобы челн не поломался!
55 Если этого не хватит,
житель дна, воды хозяин,
сделай камни мягким мохом,
щучьим пузырем - ладейку,
лишь пойдет она по гребням,
60 по волнам помчится пенным.

Дева бурного порога,
дочка быстрого потока,
нить спряди из хмари
                    мглистой,
из тончайшего тумана,
65 протяни по всем порогам,
синюю - по бурным струям,
чтоб неслась ладья вдоль нити,
грудь смоленая, летела,
чтобы здесь любой проехал,
70 даже муж прошел нездешний.

Добрая весла хозяйка,
лучшее возьми кормило,
руль сама держи в порогах,
среди струй завороженных,
75 перед чумом чародеев,
под окном волхвов коварных!

Если этого не хватит,
Укко, бог ты наш небесный,
сам рули мечом могучим,
80 правь железом обнаженным,
чтобы челн бежал сосновый,
деревянная ладейка!"

Вековечный Вяйнямейнен
сам своею лодкой правит,
85 меж камней челнок проводит
по бурлящему потоку.
Не застрял корабль на камне,
ведуна челнок - на луде.

Вот когда уж прибыл Вяйно
90 на открытые просторы,
лодка замерла на месте,
перестал бежать кораблик.
Накрепко ладья застряла,
стала лодка без движенья.
95 Вот кователь Илмаринен,
вот беспечный Лемминкяйнен
в глубину весло вонзили,
шест еловый - в волны моря,
чтобы двинуть с места лодку,
100 стронуть челн дощатый
                    с мели -
лодка даже не качнулась,
челн не двинулся сосновый.

Вековечный Вяйнямейнен
молвил слово, так заметил:
105 "Ой ты, сын беспечный Лемпи,
перегнись-ка, глянь под лодку.
Что ее не отпускает,
что корабль на месте держит
на широких плесах этих,
110 в этом тихом понизовье?
Камень или кряж сосновый
иль препятствие другое?"
Вот беспечный
                    Лемминкяйнен
посмотреть с борта нагнулся.
115 Вот за борт под лодку смотрит,
слово молвит, отвечает:
"Не на камне наша лодка,
не на камне, не на кряже -
на спине огромной щуки,
120 на хребте речной собаки!"

Вековечный Вяйнямейнен
слово молвил, так заметил:
"Есть в реке и то, и это,
есть и кряжи, есть и щуки.
125 Если мы на щуку сели,
на хребет речной собаки,
проведи мечом по волнам,
разруби в воде собаку!"

Вот беспечный
                    Лемминкяйнен,
130 весельчак розовощекий,
свой клинок из ножен вынул,
косторез достал могучий,
по воде клинком ударил,
под челном провел железом,
135 с шумом на воду свалился,
с плеском плюхнулся на волны.

Тут кователь Илмаринен
мужу в волосы вцепился,
вытащил его из моря,
140 сам сказал слова такие:
"Всякий мнит себя мужчиной,
если бороду имеет,
хоть и взят для счета в сотню,
в тысячу включен для вида".
145 Достает свой меч из ножен,
из чехла клинок каленый,
полоснул мечом по рыбе,
резанул клинком под лодкой -
на кусочки меч распался,
150 щука даже не качнулась.

Вековечный Вяйнямейнен
тут сказал слова такие:
"На полмужа вас не станет,
даже и на треть не хватит.
155 Как придет нужда какая,
ум потребуется мужа,
разума - как не бывало,
дело сгубите любое".

Вырвал сам свой меч из ножен,
160 выхватил клинок могучий,
с силой меч вонзает в море,
загоняет возле борта
в спину той огромной щуки,
в челюсти речной собаки.
165 Меч застрял в загривке рыбы,
зацепился в жабрах щуки.
Тут уж старый Вяйнямейнен
тянет рыбину из моря,
поднимает из пучины:
170 щука надвое распалась,
рыбий хвост свалился в воду,
в карбас голова скатилась.

Тотчас лодка побежала,
челн от пут освободился.
175 Вековечный Вяйнямейнен
лодку к луде направляет,
к берегу челнок подводит.
Поворачивает, вертит
голову огромной щуки.
180 Говорит слова такие:
"Кто из женихов постарше,
пусть разделывает щуку,
на куски пластает рыбу,
голову на части делит".
185 Говорят мужи из лодки,
от бортов им жены вторят:
"У ловца рука вернее,
справедливей, чем у прочих".

Вековечный Вяйнямейнен
190 вытащил свой меч из ножен,
взял холодное железо,
щуку распластал на части,
рыбу на куски разрезал,
вымолвил слова такие:
195 "Кто из девушек моложе,
пусть она и варит щуку,
пусть готовит сытный завтрак,
пусть обед готовит рыбный!"

Принялись варить девицы,
200 десять - взапуски старались.
Вот уже готова щука,
вот и съеден завтрак сытный -
на скале остались ребра,
рыбьи кости на утесе.
205 Вековечный Вяйнямейнен
те разглядывает кости,
поворачивает, смотрит,
говорит слова такие:
"Что бы этакое вышло,
210 если б эти зубы щучьи,
эти челюсти большие
оказались у горнила,
у кователя под боком,
у творца в руках искусных?"
215 Илмаринен так промолвил:
"Что же из пустого выйдет!
Из костей не сделать вещи,
окажись они хоть в кузне
у кователя под боком,
220 у творца в руках искусных".
Вековечный Вяйнямейнен
так промолвил, так заметил:
"Все же получиться может
кантеле из рыбьей кости,
225 если будет мастер добрый,
кантеле творец искусный".
Раз уж мастер не нашелся,
не сыскался тот умелец,
кто бы кантеле построил,
230 вековечный Вяйнямейнен
сам в умельца обратился,
в мастера преобразился.
Кантеле из кости сделал,
вековечную отраду.
235 Из чего он короб сделал?
Щучью челюсть взял на короб.
Из чего колки он сделал?
Щучьи зубы приспособил.
Из чего он струны сделал?
240 Волос конский взял у Хийси.
Вот и кантеле готово,
сделан короб музыкальный,
инструмент из рыбьей кости,
щучьих плавников певучих.
245 Женихи сюда спешили,
шли женатые мужчины,
подходили и подростки,
подбегали и девчонки,
молодицы и старушки,
250 в среднем возрасте хозяйки,
посмотреть певучий короб,
кантеле полюбоваться.

Вековечный Вяйнямейнен
просит юных, просит старых,
255 в среднем возрасте хозяек
пальцами сыграть на струнах
инструмента костяного,
кантеле из рыбьих ребер.

Пробуют юнцы и старцы,
260 в среднем возрасте герои:
пальцы юных только гнутся,
старых - головы трясутся.
Нет от радости отрады,
нет от музыки веселья.
265 Так сказал беспечный Ахти:
"Ой вы, парни-недоумки,
ой вы, девицы-тупицы,
остальной народец жалкий!
Нет меж вами музыканта,
270 кантелиста - и в помине!
Дайте мне поющий короб,
кантеле сюда несите,
на колени положите
под десяток гибких пальцев!"
275 Вот беспечный
                    Лемминкяйнен
короб в руки принимает,
ближе радость придвигает,
под десяток гибких пальцев,
поудобней размещает,
280 поворачивает короб:
только короб не играет,
не звенит на радость людям.

Молвит старый Вяйнямейнен:

"Нет средь нашей молодежи,
285 среди юного народа,
нет и в поколенье старшем,
кто на кантеле сыграл бы,
кто б доставил людям радость.
Может, в Похьеле заставят
290 заиграть певучий короб,
зазвенеть на радость людям?
Дай-ка в Похьелу отправлю!"

В Похьелу отправил короб,
в сумрачную Сариолу.
295 Парни в Похьеле играли,
парни юные и девы,
все женатые играли,
все замужние старались.
Пробовала и хозяйка,
300 кантеле в руках вертела,
пальцами вовсю водила,
десятью скребла ногтями.

Парни в Похьеле играли,
пробовал народ различный,
305 все веселье не в веселье,
все игра не в радость людям,
струны скручивались в узел,
пел визгливо конский волос,
звуки грубые рождались,
310 инструмент гремел ужасно.

Спал за печкою незрячий,
на лежанке - старец дряхлый.
Вот очнулся он за печкой,
в уголке своем проснулся,
315 буркнул со своей лежанки,
пробубнил в своем запечье:

"Прекратите, перестаньте,
не гремите, не бренчите:
я совсем оглох от грома,
320 голова трещит от шума,
волосы аж дыбом встали,
сам надолго сна лишился!

Если короб сына Суоми
радости нам не приносит,
325 не наводит сон приятный,
к дреме сладостной не клонит,
бросьте в воду этот короб,
в волны инструмент швырните
или в Суоми возвратите,
330 передайте поскорее
сделавшему прямо в руки,
смастерившему - под пальцы!"

Инструмент запел словами,
кантеле заговорило:
335 "Недосуг пока мне в воду,
под волну идти не время.
Прежде мастеру сыграю,
за труды воздам умельцу".

Инструмент несли достойно,
340 с уваженьем подавали
в руки сделавшему короб,
рунопевцу - на колени.

Использование текста в коммерческих целях запрещено

Оглавление   Словарь   Действующие лица