KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь сорок пятая

Хозяйка Похьелы насылает на Калевалу необыкновенные болезни, с. 1-190. - Вяйнямейнен излечивает народ сильнодействующими заклинаниями и мазями, с. 191-362.

  Ловхи, Похьелы хозяйка,
весть такую услыхала:
Вяйнола живет прекрасно,
Калевала процветает
5 от больших осколков сампо,
крышки расписной обломков.

Тут взяла хозяйку зависть.
Принялась усердно думать:
гибелью какой осилить,
10 извести какою смертью
Вяйнолы народ упрямый,
Калевалы населенье.

Ловхи Укко умоляет,
Павванне смиренно просит:
15 "Ой ты, Укко, бог верховный,
Калевы народ повергни,
порази железным градом,
жалами стальных иголок.
Погуби болезнью злою,
20 умертви народ коварный,
во дворах мужей повергни,
жен убей в хлевах просторных!"

Дева Туони, дочь слепая,
Ловиатар, бабка злая,
25 худшая из дочек Туони,
злейшая из дочек Маны,
всяких зол была началом,
тысяч разных бед -
                    причиной.
У нее и лик был черным,
30 отвратительною - кожа.

Эта черная девица,
Улаппалы дочь слепая,
средь дороги постелила,
ложе сделала средь грязи.
35 Улеглась спиною к ветру,
боком к лютой непогоде,
к ледяному вихрю задом,
передом к восходу солнца.

Налетел великий ветер,
40 яростный порыв с востока,
плод надул девице глупой,
наградил тяжелой ношей
на поляне без растений,
на земле без всяких кочек.
45 Бремя тяжкое носила,
волокла тугое чрево.
Две и три луны проходят,
пять и шесть уж пролетают,
месяцев и семь, и восемь,
50 целых девять лун по кругу,
по расчетам старых женщин -
даже девять с половиной.

Вот в конце луны девятой,
даже на десятый месяц
55 чрево сделалось тяжелым,
сделалась тугой утроба.
Все не может разрешиться,
все не может плод явиться.

Вот и место поменяла,
60 ложе новое сыскала.
Пробралась рожать, блудница,
шлюха старая, - щениться
между двух камней огромных,
в щель пяти отрогов горных.
65 Все не может разродиться,
все не может плод явиться.

Для родов местечко ищет.
Захотела разрешиться
на источниках зыбучих,
70 на ключах болот плескучих.
Не нашла и там местечка,
чтоб свое облегчить чрево.

Захотела разродиться,
попыталась разрешиться
75 в пене огненных порогов,
в круговерти водопада,
в падуне из трех уступов,
у девятого обрыва.
Все не может разрешиться,
80 облегчить не может чрево.

Тут, поганая, взревела,
разрыдалась, образина.
Не поймет, куда же деться,
побежать куда, не знает,
85 чтоб свое облегчить чрево,
чтоб родить свое потомство.

Бог сказал с высокой тучи,
молвил с облака Создатель:
"На болоте есть трехстенок,
90 есть на берегу закуток
в темной Похьеле суровой,
в сумеречной Сариоле,
там ты можешь разрешиться,
чрево тяжкое облегчить.
95 Там в тебе нужда большая,
там нужда - в твоем отродье".

Черная девица Туони,
Маналы дрянная дочка,
подошла к жилищам Похьи,
100 к баням темной Сариолы,
чтоб скорее разрешиться,
выродить свое отродье.

Ловхи, Похьелы хозяйка,
редкозубая старуха,
105 повела девицу в баню,
по деревне проводила,
незаметно для деревни,
неприметно для соседей.

Тайно баню натопила,
110 выветрила быстро горечь,
двери пивом окропила,
облила все петли квасом,
чтобы двери не скрипели,
не повизгивали петли.
115 Так потом заговорила,
слово молвила такое:
"Дева Каве, дочь природы,
Каве, дева золотая,
старшая средь женщин в мире,
120 мать первейшая из сущих!
Забеги скорее в море,
до колен, до поясницы,
у ерша возьми ты слизи,
у налима - скользкой мази,
125 чтобы меж костей помазать,
натереть места больные,
чтобы снять у девы боли,
рези в животе ослабить,
чтоб унять ее страданья,
130 облегчить потуги чрева.

Если этого все мало,
ой ты Укко, бог верховный:
поспеши в нужде на помощь,
помоги в беде несчастной!
135 Мучается здесь девица,
в резях чрева изнывает
посреди густого дыма,
на полке чужой парилки.

С золотой приди дубинкой,
140 с палицею в правой длани!
Разнеси ты все препоны,
косяки раздвинь дверные,
разомкни затворы божьи,
тайные сломай засовы,
145 пусть пройдет большой
                    и малый,
пусть проскочит
                    слабосильный".

Тут уж гадкая девица,
Туонелы слепая дочка,
чрево тихо опростала,
150 нарожала деток злобных
под накидкой с медной
                    ниткой,
пологом из легкой дымки.

Девять принесла детишек
лишь одною ночью летней,
155 лишь с одной подачи пару,
лишь с одной подтопки бани
из одной своей утробы,
переполненного чрева.
Имена давала чадам,
160 клички подбирала деткам,
как любая мать - рожденным,
как любой творец - созданьям.
Колотьем один был назван,
коликой другой был прозван,
165 третий наречен ломотой,
костогрызом стал четвертый,
пятый назван был коростой,
чирием шестой объявлен,
окрещен седьмой холерой,
170 стал восьмой чумою страшной.

Лишь один пока не назван,
тот, что был рожден
                    последним.
Вот его-то и послала,
сделала волхвом на водах,
175 ведуном в зыбучих топях,
завистью, живущей всюду.

Ловхи, Похьелы хозяйка,
все болезни загоняла
на конец косы туманной,
180 на далекий остров мглистый.
Разозлила те болезни,
растравила те недуги
на беду народу Вяйно,
Калевале - на погибель.
185 Люди Вяйнолы хворают,
Калевы народ болеет
от недугов необычных,
от болезней безымянных:
пол под ними прогнивает,
190 сверху преют одеяла.
Тут уж старый Вяйнямейнен,
вековечный прорицатель,
выручать пошел их жизни,
головы спасать пустился,
195 с Туонелой бороться начал,
с хворями вести сраженье.
Натопил пожарче баню,
камни накалил для пару.
Чистыми топил дровами,
200 теми, что водой пригнало.
Пряча ведра, нес он воду,
веник нес, прикрыв полою.
Мягко веники распарил,
стоветвистые расправил.
205 Сладкого поддал он пару,
медом пахнущего жару
сквозь каленые каменья,
сквозь пылающие плиты.
Вымолвил слова такие,
210 произнес такие речи:
"В банный пар сойди,
                    Создатель,
в банный жар, Отец небесный,
чтобы сотворить здоровье,
подарить народу бодрость.
215 Погаси святое жженье,
потуши заразу злую,
осади жару дурную,
пар плохой развей по ветру,
чтоб твоих сынов не трогал,
220 не калечил нарожденных.

Вся вода, что набросаю
на каленые каменья,
пусть целебным паром станет,
свежей симой обернется,
225 потечет рекой медовой,
сладким озером заплещет
через камни в жаркой печке,
через мох в горячей бане!

Не сгубить нас без причины,
230 не убить нас без недуга,
не сразить без божьей воли,
без болезни боготворной.
Кто нас тронет без причины,
пусть к нему ж вернется порча,
235 самого сразят заклятья,
насланные им болезни.

Если нет во мне мужчины,
нет героя в сыне Укко,
чтоб изгнать любую порчу,
240 чтоб отринуть наважденье,
сила есть у бога Укко,
что владеет облаками,
что на туче проживает,
облаками управляет.
245 Ой ты, Укко, бог верховный,
восседающий на туче,
поспеши в нужде на помощь,
помоги в беде несчастным,
излечи людские муки,
250 отгони невзгоды злые,
отведи скорее порчу,
насланное наважденье.

Принеси мне меч каленый,
дай клинок мне искрометный,
255 чтоб с недугами сразиться,
извести лихое племя,
разогнать по ветру муки,
боли разметать по полю.

Прогоню подальше муки,
260 загоню своим заклятьем
в каменные подземелья,
суну в груду скал железных,
пусть от мук страдают камни,
пусть от боли стонут скалы.
265 Камни болей не боятся,
не страшатся скалы хворей,
сколько б хвори ни наслали,
сколько б мук ни навалили.

Дева боли, чадо Туони,
270 ты сидишь на камне болей,
у истока трех потоков,
в быстрине трех рек широких,
жернова болезней вертишь,
каменную гору хворей.
275 Собери, сложи болезни
в жерло синего утеса
или вышвырни их в воду,
утопи в морской пучине,
где совсем не дует ветер,
280 где совсем не светит солнце.

Если этого все мало,
Кивутар, хозяйка хворей,
Вамматар, увечий дева,
приходите, будем вместе
285 возвращать здоровье людям,
создавать покой народу.
Сделай легкими увечья,
безболезненными - боли,
чтобы хворые уснули,
290 отдохнул больной хоть малость,
хоть часок побыл без болей,
хоть недолго - без страданий.

Собери все боли в ковшик,
в медное лукошко - муки,
295 отнеси все эти боли,
все увечья, все мученья
на большую гору болей,
на высокий холм страданий.
Там свари все эти боли
300 в невеликом котелочке,
что лишь перст один вмещает,
лишь большой вмещает палец.

Посреди холма есть камень,
посередке камня - дырка,
305 пробуравленная буром,
просверленная сверлилом;
боли в ту дыру толкают,
загоняют все мученья,
убирают все увечья,
310 дни заталкивают злые,
чтоб ночами там сидели,
даже днем не вылезали".

Тут уж старый Вяйнямейнен,
вековечный заклинатель,
315 смазал мазью поврежденья,
тщательно обмыл ушибы,
девять взяв различных мазей,
восемь всяких натираний.
Вымолвил слова такие,
320 произнес такие речи:
"Ой ты, Укко, бог верховный,
древний муж, небес
                    властитель!
Подними с востока тучу,
с севера пришли другую,
325 с запада на помощь - третью,
чтоб водою, чтобы медом
все места больные смазать,
натереть все поврежденья!

Ни на что я сам не годен,
330 если Бог мне не поможет,
не придет Творец на помощь,
мне опорою не станет.
Я лишь погляжу глазами,
лишь потрогаю руками,
335 пошепчу слова губами,
лишь дыханием согрею!

Где рука моя бессильна,
пусть рука поможет божья,
где мои бессильны пальцы,
340 пусть помогут пальцы божьи.
У Творца персты прекрасней,
покрасивее ладони.
Заклинать приди к нам, Боже,
заговаривать, Создатель,
345 врачевать, Творец всесильный!
Исцеляй больного ночью,
делай днем его здоровым,
чтоб снаружи не болело,
чтоб внутри совсем не ныло,
350 чтобы сердце не давило,
боли не было и малой,
даже легкого страданья
никогда в теченье жизни,
есть пока на небе месяц".
355 Вековечный Вяйнямейнен,
заклинатель изначальный,
повреждения исправил,
сглаз и порчу обезвредил,
удалил препоны злые,
360 насланные наважденья,
спас народ от верной смерти,
Калевы людей от мора.

Использование текста в коммерческих целях запрещено

Оглавление   Словарь   Действующие лица