KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь девятая

Вяйнямейнен рассказывает старцу о рождении железа, стихи 1-266. Старец проклинает железо и произносит заговор от кровотечения; кровь прекращает течь, с. 267-418. - Старец отправляет своего сына делать мази, смазывает и перевязывает рану. Вяйнямейнен излечивается и благодарит Бога за помощь, с. 419-586.

  Тут уж старый Вяйнямейнен
из своих саней поднялся,
сам поднялся, распрямился,
без подмоги, без поддержки.
5 Вот герой в жилище входит,
под навес, в избу вступает.

Вот серебряную кружку,
золотой кувшин приносят:
маловат кувшин огромный,
10 малой доли не вмещает
кровотока старца Вяйно,
благородного героя.

Буркнул с печки старец дряхлый,
проворчал седобородый:
15 "Что за муж ты и откуда,
из какого рода будешь?
Вытекло семь лодок крови,
восемь вылилось ушатов
из твоей ноги, бедняга,
20 на пол горницы просторной.
Помню все слова заклятья,
не могу начала вспомнить,
как железо зародилось,
ржа дрянная появилась!"
25 Вековечный Вяйнямейнен
так промолвил, так ответил:
"Знаю сам, как сталь возникла,
как железо зародилось.
Воздух - это первоматерь,
30 влага - старшая сестрица,
младший брат ее - железо,
средний брат - огонь
                    свирепый.

Укко, сам творец небесный,
сил воздушных повелитель,
35 воду отделил от неба,
от воды - земные тверди.
Не было еще железа,
сталь еще не нарождалась.

Укко, сам творец небесный,
40 о ладонь потер ладонью,
по руке рукой погладил
на своем колене левом.
Так три девы народились,
дочери самой природы,
45 три родительницы стали,
синеротого железа.

Шли, покачиваясь, девы,
краем облака ступали,
шли с набухшими грудями,
50 с наболевшими сосцами,
молоко текло на землю,
из сосочков проливалось
на поляны, на болота,
на спокойные озера.
55 Молоко, что было черным,
дева старшая давала,
молоко, что было белым,
дева средняя давала,
молоко, что было красным,
60 младшая давала дева.

Там, где черное струилось,
ковкое железо вышло;
там, где белое бежало,
сталь могучая возникла;
65 там, где красное точилось,
там чугун родился хрупкий.

Времени прошло немного.
Тут железу захотелось
повидаться с братом старшим,
70 с пламенем сойтись поближе.

Сделался огонь свирепым,
стало пламя непослушным,
чуть железо не спалило,
не сожгло родного брата.
75 Удалось уйти железу,
притаиться, схорониться
от огня свирепой пасти,
обжигающих объятий.

Спряталось тогда железо,
80 схоронилось, затаилось
посреди зыбучих топей,
в черных омутах трясины,
на хребтах болот огромных,
на вершинах плоскогорий,
85 там, где лебеди гнездятся,
серый гусь птенцов выводит.

В зыбунах лежит железо,
в жидкой грязи отдыхает.
Год лежало, два таилось,
90 вот и третий пролежало
меж двумя гнилыми пнями,
у подножья трех березок.
Тщетно пряталось железо,
зря из рук огня бежало:
95 вновь пришлось к огню
                    явиться,
посетить его жилище,
чтобы стать клинком каленым,
сделаться мечом могучим.

Волк бежал болотом ржавым,
100 бором брел медведь косматый.
Проминалась топь под волком,
бор песчаный - под медведем:
ржа из глуби поднималась,
лезло шильями железо
105 из следов глубоких волчьих,
из больших следов медвежьих.

Вот родился Илмаринен,
вот родился, вот и вырос,
там, где уголь выжигают,
110 где поляна углежогов.
Подрастал с кувалдой медной,
с маленькими рос клещами.
Ночью Илмари родился,
днем уже построил кузню.
115 Стал искать для кузни место,
для своих мехов - участок.
Увидал он край болотца,
влажную полоску суши,
посмотреть пошел поближе,
120 разглядеть получше место:
тут мехи он и поставил,
тут и разместил горнило.
На следы наткнулся волчьи,
на следы напал медвежьи,
125 увидал шипы железа,
синие наросты стали
в тех следах глубоких волчьих,
в тех больших следах медвежьих.
Молвил он слова такие:
130 "Ой ты, жалкое железо,
до чего же ты ужасно,
до чего же неприглядно
на болоте в волчьем следе,
в рытвинах от ног медвежьих".
135 Сам гадает, размышляет:
"Что получится, что выйдет,
коль железо сунуть в пламя,
положить в огонь горнила?"
В страхе вздрогнуло железо,
140 ужаснулось, испугалось,
как напомнили про пламя,
про огонь сказали слово.
Так промолвил Илмаринен:
"Ты ничуть не беспокойся!
145 Своего огонь не тронет,
он родни губить не станет.
Как придешь к нему в жилище,
попадешь к огню в объятья,
сразу же похорошеешь,
150 станешь мощным, станешь
                    прочным,
будешь для мужей мечами,
украшеньями для женщин".
С той поры, с тех дней далеких
из болот берут железо,
155 добывают в зыбкой хляби,
к кузнецу приносят в кузню.

Вот руду принес кователь,
положил ее в горнило,
раз качнул кузнец мехами,
160 два качнул, качнул и третий:
тут расплавилось железо,
поднялось, набухло шлаком,
расплылось пшеничным тестом,
поднялось ржаным замесом
165 средь кузнечного горнила,
в жарких огненных объятьях.

Тут железо закричало:
"Ой, кователь Илмаринен,
ты возьми меня отсюда,
170 вытащи скорей из пекла!"

Слово молвил Илмаринен:
“Коль возьму тебя оттуда,
можешь ты ожесточиться,
озлобиться, разъяриться,
175 брата своего порезать,
ранить матери сыночка".

Тут железо дало клятву,
кузнецу пообещало
на огне, на наковальне,
180 под ударами кувалды.
Молвило слова такие,
речь такую говорило:
"Есть деревья, чтобы резать,
камень - выгрызать середку,
185 чтоб на брата не бросаться,
сына матери не ранить.
Лучше будет мне намного,
будет мне куда приятней
стать для путника собратом,
190 для прохожего - оружьем,
чем родных и близких резать,
чем родню свою позорить".

Вот тогда-то Илмаринен,
тот кователь вековечный,
195 из огня извлек железо,
положил на наковальню,
сделал мягким, сделал ковким,
сделал режущим и острым:
копьями и топорами
200 и орудьями другими.

Лишь чего-то не хватало,
был еще изъян в железе:
мягковат язык железа,
не родился зуб у стали.
205 Твердость не придет к железу,
коль не закалишь в купели.

Тут кователь Илмаринен
сам об этом поразмыслил,
растворил золы немного,
210 едкий щелок приготовил
для закаливанья стали,
упрочения железа.
На язык берет он щелок,
пробует и размышляет,
215 говорит слова такие:
"Щелок этот непригоден
для закаливанья стали,
упрочения железа".
Тут пчела с земли взлетела,
220 синекрылая - с пригорка,
полетала, покружила,
возле кузни пожужжала.
Вымолвил тогда кователь:
"Пчелка, легкий человечек,
225 принеси на крыльях меда,
притащи во рту напитка
с венчиков шести цветочков,
с кончиков семи былинок
для созданья прочной стали,
230 упрочения железа".

Злобный шершень,
                    птичка Хийси,
озирается, внимает,
смотрит зорко с края крыши,
из-под кровельной бересты,
235 как железо закаляют,
как умело сталь готовят.
Прилетел с жужжаньем
                    шершень,
кинул всяких зелий Хийси,
бросил яды змей различных,
240 выделенья черных гадов,
муравьиного настоя,
тайных соков лягушачьих
в жидкость для закалки стали,
упрочения железа.
245 Тут кователь Илмаринен,
вечный мастер дел кузнечных,
так размыслил, так прикинул:
это пчелка прилетела,
птичка с медом возвратилась,
250 принесла напиток сладкий.
Вымолвил слова такие:
"Вот теперь пригоден щелок
для закаливанья стали,
упрочения железа!"
255 Быстро сунул сталь в напиток,
окунул в состав железо,
вынутое из горнила,
раскаленное средь жара.

От того рассвирепело,
260 в бешенство пришло железо -
съело собственную клятву,
честь сожрало, как собака,
даже брата порубило,
родственника искусало,
265 кровь заставило струиться,
красную - бежать ручьями".

Далее...

Использование текста в коммерческих целях запрещено

Оглавление   Словарь   Действующие лица