KALEVALA
Калевала. Избранное.
Калевала'99
Рунопевцы
Эпос "Калевала"
"Калевала" избранное
Образы "Калевалы"
Кантелетар
Кантеле
Калевала и дети
Справочные материалы

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь девятая

Вяйнямейнен рассказывает старцу о рождении железа, стихи 1-266. Старец проклинает железо и произносит заговор от кровотечения; кровь прекращает течь, с. 267-418. - Старец отправляет своего сына делать мази, смазывает и перевязывает рану. Вяйнямейнен излечивается и благодарит Бога за помощь, с. 419-586.

  Пробурчал старик на печке,
бородой тряхнул, прибавил:
"Вот узнал рожденье стали,
270 понял все его привычки.

Ой ты, жалкое железо,
ты, окалина дрянная,
сталь, волшебных сил
                    начальных!
Отчего таким ты стало,
275 отчего разбушевалось?
Может, выросло великим?

Не было таким великим,
ни великим и ни малым,
не было высокородным,
280 вовсе не было свирепым,
молоком когда лежало,
молоком парным томилось
за сосцами юной девы,
в персях девушки прекрасной
285 там у края длинной тучи,
там под ровным небосводом.

Не было таким великим,
ни великим и ни малым
в дни, когда лежало грязью,
290 чистою водой стояло
посреди больших болотин,
на суровых плоскогорьях,
там ты в тину превратилось,
стало ржавою землею.
295 Не было еще великим,
ни великим и ни малым
в дни, когда тебя топтали,
в топях - лось, олень -
                    в болоте,
волк месил тебя когтями,
300 попирал медведь ногами.

Не было еще великим,
ни великим и ни малым,
в дни, когда в болоте брали,
черпали из жидкой тины,
305 к кузнецу носили в кузню,
к Илмаринену - в горнило.

Не было еще великим,
ни великим и ни малым
в дни, когда вздувалось шлаком,
310 жгучей жижею лежало
в пекле жаркого горнила.
Клятву твердую давало
на огне, на наковальне,
под звенящею кувалдой,
315 в жаркой кузне возле горна,
где кузнец кует железо.

Отчего ж великим стало,
почему же обозлилось,
не сдержало твердой клятвы,
320 как собака, честь сожрало,
ранило родного брата,
родственника искусало?

Кто толкнул на злодеянье,
научил дурному делу?
325 Мать-отец ли научили,
или, может, старший братец,
или младщая сестрица,
или родичи иные?

Нет, не мать-отец учили,
330 и совсем не старший братец,
и не младшая сестрица,
и не родичи иные.
Бед само ты натворило,
смертному ты навредило.
335 Глянь-ка на свою работу,
зло свое исправь скорее -
или матери скажу я,
сообщу отцу родному.
Будет матери обидно,
340 ей прибавится печалей,
если сын поступит дурно,
совершит дитя злодейство.

Прекрати же, кровь, струиться,
перестань, руда, сочиться,
345 на меня ты, кровь, не брызгай,
не хлещи на грудь героя.
Как стена, замри на месте,
стой, как крепкая ограда,
стой, как меч-трава на море,
350 как осока средь болота,
как валун у края поля,
словно камень средь порога.

Если же струиться хочешь,
побыстрей бежать желаешь,
355 двигайся тогда по жилам,
по костям скользи быстрее,
будет там тебе приятней,
поудобней - под покровом.
Лучше двигаться по жилам,
360 лучше по костям струиться,
чем на землю течь впустую,
проливаться в пыль земную.

Молоко, на луг не лейся,
кровь невинная - на почву,
365 красная руда - на травы,
в землю - золото героев.
Ведь твое жилище - в сердце,
там, под легкими, твой погреб,
уходи туда скорее,
370 убегай туда проворней.
Ты не речка - вдаль
                    стремиться,
ты не ламба - разливаться,
ты не ключ болотный -
                    булькать,
протекать - не челн дырявый.
375 Кровь бесценная, не капай,
красная руда, не лейся!
Захлебнись, поток, заглохни!
Ведь заглох порог на Турье,
Туонелы река зачахла,
380 море ссохлось, небо ссохлось
в то засушливое лето,
в год неслыханных пожаров.

Коли так не подчинишься,
есть приемы и другие,
385 есть и способы иные:
попрошу котел из Хийси,
чтобы кровь сварить
                    мужскую,
красную руду героя,
чтоб не уронить ни капли,
390 не пролить на землю крови,
красной не плеснуть на почву,
по земле не дать струиться.

Коли нет во мне героя,
нету мужа в сыне Укко,
395 чтоб унять теченье крови,
перекрыть поток из жилы,
есть еще отец небесный,
Бог, над тучами живущий,
что превыше всех героев,
400 всех мужей сильней на свете,
он уймет теченье крови,
запрудит поток кровавый.

"О, творец верховный Укко,
Юмала, наш бог небесный,
405 приходи в беде на помощь,
появись на зов героя!
Ты закрой десницей рану,
надави могучим пальцем,
вставь в отверстие затычкой,
410 латкой - на дыру дурную.
Наложи листок любовный,
золотой цветок кувшинки,
запруди кровотеченье,
перекрой поток кровавый,
415 чтоб на бороду не брызгал,
не струился на одежду!"

Так закрыл потока устье,
запрудил теченье крови.

Сына в кузницу отправил,
420 чтобы мазей наготовил,
заварив тысячелистник,
взяв верхушек трав пахучих,
тех, что симу источают,
медом землю окропляют.
425 Вот пошел мальчишка в кузню,
чтобы мазей наготовить.
Дуб ему в пути попался,
спрашивает так у дуба:
"Есть ли мед на этих ветках,
430 под корой - напиток сладкий?"

Дуб на это отвечает:
"Днем минувшим, днем
                    вчерашним
мед на ветки с неба капал,
тек напиток на вершину
435 с дождевых небесных тучек,
с облаков, летящих быстро".

Он набрал дубовых щепок,
древа хрупкого осколков,
всяких трав собрал лечебных,
440 стебельков разнообразных,
что растут у нас не всюду,
не везде произрастают.
На огонь горшок поставил,
варево кипеть приладил,
445 полное коры дубовой,
добрых трав разнообразных.

Бурно варево кипело,
все три ночи клокотало,
три весенних дня варилось.
450 Стал испытывать лекарство,
пробовать, готовы ль мази,
действенно ли это зелье.

Не готовы были мази,
не надежно было зелье.
455 Трав еще в горшок добавил,
всевозможных разноцветий,
привезенных издалека,
из-за сотен переходов,
от восьми волхвов чудесных,
460 девяти шаманов добрых.

Поварил еще три ночи,
целых девять поготовил.
Вот горшок с огня снимает,
вот он смотрит, проверяет,
465 пробует, готовы ль мази,
действенно ли это зелье.

Разветвленная осина
на меже полей стояла.
Разломал ее нечистый,
470 расщепил на половинки -
их намазал этой мазью,
их натер он этим средством.
Сам сказал слова такие:
"Если есть в лекарстве этом
475 сила действия на раны,
на увечья, на ушибы,
пусть осина целой станет,
будет прежнего прочнее!"

Вот осина стала целой,
480 стала прежнего прочнее,
стала вся снаружи гладкой,
изнутри - совсем здоровой.

Испытал он мази снова,
снадобье опять проверил:
485 в камне трещину намазал,
щель - в расколотом утесе.
Прилепился камень к камню,
прочно склеились обломки.

Вышел тут сынок из кузни,
490 где варил для раны зелье,
добрые готовил мази,
передал лекарство старцу:
"Вот надежное лекарство,
чудодейственное зелье,
495 даже скалы может склеить,
накрепко скрепить утесы".

Языком проверил старец,
взял медовыми устами,
снадобье признал отменным,
500 посчитал надежным зелье.

Вот помазал раны Вяйно,
полечил больного мужа:
мазал снизу, мазал сверху,
раз мазнул и посередке.
505 Сам сказал слова такие,
произнес такие речи:
"Не в своей хожу я плоти,
я хожу во плоти Бога,
не своею силой движусь,
510 двигаюсь всевышней волей,
не своим я ртом вещаю,
говорю Творца устами.
Благозвучны мои речи,
речи Бога благозвучней;
515 у меня рука красива,
Господа рука прекрасней".

Лишь помазал этой мазью,
окропил немного зельем,
Вяйнямейнена скрутило,
520 без сознания свалило,
в муках мечется, страдает,
не находит места Вяйно.

Старец боли заклинает,
гонит страшные мученья
525 на большую Гору болей,
на высокий холм Страданий,
чтобы там терзались камни,
скалы корчились от болей.

Размотал он тюк из шелка,
530 на полоски шелк разрезал,
на бинты его разделал -
так повязок наготовил.
Обвязал он этим шелком,
обмотал красивой тканью
535 рану на колене Вяйно,
пальцы на ноге героя.

Сам слова такие молвил,
произнес он речь такую:
"Божий шелк повязкой будет,
540 божья полость - покрывалом
на колене этом славном,
на ноге, на крепких пальцах!
Ты присматривай, Создатель,
охраняй, великий Боже,
545 чтоб не стала рана хуже,
чтобы вновь не заболела!"

Вот уж старый Вяйнямейнен
облегченье обретает,
выздоравливает вскоре,
550 стал он весь снаружи
                    гладким,
изнутри совсем здоровым,
никаких в середке болей,
никаких изъянов сверху,
никаких рубцов снаружи.
555 Лучше стало все, чем было,
стало прежнего прочнее.
Вот уже нога ступает,
вот уже колено гнется,
не болит совсем раненье,
560 не саднит ушиб нисколько.

Тут уж старый Вяйнямейнен
обратил свой взор на небо,
посмотрел с благоговеньем
в небеса над головою.
565 Сам такое слово молвил,
произнес он речь такую:
"Милость нам всегда - оттуда,
лишь оттуда нам защита,
от небес высоких этих,
570 от всезнающего Бога.

Славен будь, Творец
                    всесильный,
возвеличен, Бог небесный,
что принес мне облегченье,
дал надежную защиту,
575 утолил мои страданья,
причиненные железом!"

Вековечный Вяйнямейнен
к этому еще прибавил:
"Люди, возрастом постарше,
580 молодой народ растущий,
вы на спор не стройте лодки,
не бахвальтесь, начиная!
Богу лишь исход известен,
лишь Творцу итог подвластен,
585 мастера уменья - мало,
даже мастера большого!"

Использование текста в коммерческих целях запрещено

Оглавление   Словарь   Действующие лица